Запрет для охраны на пользование интернетом

Отмена ответственности за покупку трекеров, камер и диктофонов и других "шпионских" устройств. Что теперь можно будет покупать и не бояться уголовной ответственности? Подробные разъяснения от специалиста Т—Ж.. Новости по тэгам: покупки, алиэкспресс, безопасность

Запрет для охраны на пользование интернетом

За трекеры, диктофоны и камеры больше нет уголовной ответственности

С 13 августа в законах об ответственности за покупку так называемых шпионских устройств вроде бы навели порядок: появилось внятное определение, за какие именно гаджеты будут наказывать. Раньше это решали таможенники, оперативники и суды, а теперь можно ссылаться на норму уголовного и административного кодекса.

Покупать трекеры для коровы, ручки с диктофонами и будильники с камерами станет безопаснее. За такое теперь не обвинят в преступлении еще до того, как человек получит посылку с «Алиэкспресса». Но это не значит, что можно покупать любые устройства для слежения, подслушивания или съемки.

Источник:
Федеральные законы от 02.08.2019 № 308-ФЗ и № 314-ФЗ

Вот как работают изменения в УК и КоАП.

Коротко о покупках «шпионских устройств»

В России запрещено продавать и покупать устройства для негласного получения информации. Теперь есть шанс, что наказывать за такое будут меньше.

Вот что изменилось с 13 августа:

  1. В УК и КоАП появилось внятное определение — какие устройства запрещено покупать, а за какие нельзя привлечь к ответственности. Раньше было непонятно.
  2. Приборы бытового назначения без маскировки, доработок и с заметной индикацией не попадают под статью. Теперь можно купить шлем с камерой или часы с тревожной кнопкой для ребенка.
  3. Если устройство замаскировано под игрушку, лампочку или ручку — это опасно, могут наказать.
  4. Если покупатель искренне заблуждался по поводу свойств устройства, не собирался ни за кем следить и заказал что-то для себя, детей или животных, его нельзя наказывать. Сам факт покупки — еще не преступление.

Кого это касается?

Это касается всех любителей покупок на «Алиэкспрессе», «Авито» или других площадках, где продаются гаджеты с камерами, диктофонами, микрофонами и вайфаем. Есть сертифицированные устройства, которые продаются в российских магазинах, — с ними проблем не было. ФСБ их как будто уже проверила и разрешила покупать.

С устройствами без сертификата все сложнее: покупатели трекера для животного или ручки с камерой в подарок другу рисковали стать фигурантами уголовного дела. И становились — даже не подозревая, что совершают преступление. За безобидную покупку для личных целей можно было получить штраф до 200 тысяч рублей, принудительные работы или лишение свободы до четырех лет.

ст. 138.1 УК РФ — незаконный оборот специальных технических средств

Продавцы таких устройств тоже могли нарушить закон: выставил на «Авито» диктофон за тысячу рублей — и попал под статью УК. А при продаже флешки за 1500 рублей давали полтора года.

Теперь всем этим людям можно выдохнуть: для них и для тех, кто заводил уголовные дела, внесли уточнения в УК и КоАП.

Что такое устройства для негласного получения информации

Раньше. В законах не было внятного определения, что считать специальными устройствами для негласного получения информации. Был только термин и попытки его конкретизировать в разных документах. На деле негласным получением информации считали даже слежку за собственной коровой. Или предприниматель покупал трекеры для курьеров, а на него заводили уголовное дело, хотя он даже не успел получить посылку.

С 13 августа. В статьи 138.1 УК и 20.23 КоАП РФ внесли изменения по поводу того, что считается устройствами для негласного получения информации, а за что наказывать нельзя.

Устройства для негласного получения информации:

  1. Приборы, системы и комплексы.
  2. Инструменты для проникновения в помещения и на объекты.
  3. Программное обеспечение.

Признаки таких устройств:

  1. Они помогают получать информацию или дают к ней доступ.
  2. Свойства для получения информации устройству придали намеренно.
  3. Обладатель информации об этом не знает.

Если очевидно, что на горнолыжных очках есть встроенная камера, никто ее не прячет и никого тайком не снимают, это не считается негласным получением информации. Если предприниматель выдает своим курьерам трекеры, о которых они знают, а не следит за ними тайком — это тоже не попадает под статью. Но если принести на совещание ручку со скрытым диктофоном или подложить жучок в машину для слежки за мужем — это уже повод как минимум для разбирательств и штрафа.

Какие устройства не попадают под статью

Отдельная часть примечания к статье 138.1 УК посвящена описанию устройств, за которые точно нельзя наказывать.

Вот их признаки:

  1. Это приборы, системы и инструменты бытового назначения.
  2. У них есть функции аудио- и видеозаписи, фотофиксации или геолокации.
  3. Кнопки управления и индикация хорошо видны и не замаскированы.
  4. По надписям или иконкам на кнопках понятно, что это камера или диктофон.
  5. Можно понять, включен ли режим записи.
  6. Никто специально их не дорабатывал и не придавал им новые свойства для доступа к чужим личным и коммерческим тайнам.

Это значит, что будильник со встроенной камерой, у которой при включении горит индикатор и понятно, что ведется запись, — это легальная покупка. Диктофон в виде флешки, на котором нарисован значок записи и есть заметная кнопка Rec, — тоже. А вот покупка и продажа игрушечного мишки со вшитым микрофоном или камеры, замаскированной под лампочку, — это уже рискованно.

Покупатели, которые заказывают ручки, камеры и диктофоны для личных нужд и охраны своего имущества, без маскировок и цели за кем-то подсмотреть и подслушать, теперь ничего не нарушают.

Запрет на пронос телефонов

В Саратове законодательство о противодействии терроризму применяют против адвокатов

Как сообщает «АГ», ГУ МВД по Саратовской области подтвердило правомерность запрета на проход защитников в здание со смартфонами, сославшись на обеспечение безопасности и антитеррористической защищенности управления. Адвокат Елена Сергун, на запрос которой был направлен ответ ведомства, полагает, что незаконные ограничения прав граждан, включая адвокатов, направлены на сокрытие нарушений закона, допускаемых сотрудниками полиции. Президент АП Саратовской области Роман Малаев сообщил, что знает о проблеме и что в связи с этим запланированы переговоры с руководством областного ГУ МВД. Если они не принесут результата, палата, по его словам, примет иные меры. Адвокат АП Саратовской области Елена Сергун сообщила, что с конца лета этого года в здание Главного управления МВД России по Саратовской области, в том числе и в Главное следственное управление, по общему правилу нельзя попасть с телефоном. Запрет, по ее словам, распространяется и на адвокатов – пронести телефон можно только в том случае, если следователь даст на это свое согласие.

Обращение в прокуратуру

23 августа Елена Сергун направила обращение прокурору Саратовской области Сергею Филипенко (имеется у редакции). В нем она сообщила, что в ГУ МВД по Саратовской области начал действовать новый пропускной режим. В соответствии с ним в здание ведомства, в том числе и Главного следственного управления, запретили входить с мобильными телефонами. Это правило распространяется на всех посетителей, включая адвокатов, прибывающих с целью осуществления профессиональной деятельности.

По словам Елены Сергун, о запрете она узнала, когда 23 августа прибыла в ГСУ ГУ МВД РФ для участия в следственных действиях в качестве защитника. На входе дежурный сообщил, что она обязана сдать телефон, положив его в специально установленные для этого запирающиеся ячейки.

Адвокат указала сотруднику, что в соответствии с УПК РФ при проведении следственных действий и она, и ее подзащитный могут пользоваться телефоном как техническим средством для снятия фотокопий с документов. Однако дежурный сказал, что пропускать ее с телефоном или нет, решает следователь. «Если следователь дает согласие, чтобы адвоката пропустили с телефоном, то меня пропустят», – отметила в своем обращении Елена Сергун.

Защитник попросила сотрудника пояснить, на каких нормативных актах основан запрет. «Дежурный дословно указал следующее: “инструкция, 502 приказ, “секретка”, там 015 секретный приказ есть, который следователи знают”», – указала в обращении адвокат. При этом, по ее словам, ни одного документа, подтверждающего правомерность таких ограничений, ей представлено не было. От дежурного удалось добиться лишь информации о том, что «приказ № 502» – это приказ МВД России. Но ни наименования акта, ни даты приказа полицейский сообщить не мог.

Елена Сергун отметила, что в ее случае следователь согласился с тем, что она может пройти в здание с телефоном, поэтому дежурный разрешил защитнику пронести мобильный.

«Поисковик системы “Гарант” выдает 14 наименований приказов МВД России (СССР), начиная с 1985 г., но ни один из них не относится к данному вопросу», – сообщила прокурору Елена Сергун, приложив к своему обращению список соответствующих ведомственных актов.

По мнению адвоката, введенные руководством ГУ МВД по Саратовской области ограничения неконституционны и противозаконны. Женщина подчеркнула, что запрет на вход в здание ведомства с телефоном грубо нарушает не только ее права, но и права неограниченного круга лиц. Елена Сергун обратила внимание прокуратуры на тот факт, что ограничения могут быть расценены как направленные на «воспрепятствование осуществления профессиональной деятельности адвоката в предусмотренных законом рамках».

Защитник полагает, что цель нововведений связана с желанием скрыть нарушения закона, допускаемые сотрудниками органов МВД. В своем обращении Елена Сергун попросила прокурора Саратовской области «принять меры прокурорского реагирования, направленные на отмену данного ограничения и нормативных актов, согласно которым оно введено на территории Саратовской области».

Вместо прокуратуры ответило ГУ МВД

12 сентября начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Саратовской области Олег Петров перенаправил обращение адвоката в Главное управление МВД региона, сославшись на п. 3.5 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры РФ, утвержденной Приказом Генпрокурора от 30 января 2013 г. № 45 (документ областной прокуратуры имеется у «АГ»).

14 октября управление направило ответ Елене Сергун.

Как сообщил адвокату заместитель начальника полиции ГУ МВД России по Саратовской области Олег Прозоров, по ее обращению была проведена проверка, которая подтвердила, что «в действиях сотрудников полиции отдельной роты по охране объектов органов внутренних дел Управления МВД России по г. Саратову отсутствуют нарушения нормативных правовых актов, регламентирующих обеспечение пропускного режима на территорию объектов территориального органа МВД России».

Управление пояснило, что п. 7 ст. 2 и ч. 3 ст. 5 Закона о противодействии терроризму предусматривают, что одним из основных принципов противодействия терроризму является приоритет мер его предупреждения, в целях осуществления которых федеральные органы исполнительной власти осуществляют противодействие терроризму в пределах своих полномочий. При этом ГУ МВД указало, что полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

По мнению управления, «гражданин, осуществляя пронос на территорию объекта территориального органа внутренних дел Саратовской области технических средств записи изображения и звука, в том числе средств связи, создает угрозу его безопасности и антитеррористической защищенности».

Ведомство подтвердило, что в целях обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности зданий, сооружений, помещений и иных объектов территориальных органов внутренних дел Саратовской области и в соответствии с п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции сотрудник полиции вправе требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах, в соответствии с которыми пронос (провоз) на соответствующую территорию технических средств записи изображения и звука, в том числе средств связи, запрещен.

Елена Сергун намерена обратиться в суд

Адвокат в своем комментарии обратила внимание «АГ» на тот факт, что в письменном ответе управление не ссылается на какие-либо внутренние акты, апеллируя исключительно к законам, хотя ранее полицейские говорили о неком приказе МВД. Однако перечисленные нормы, по мнению Елены Сергун, никакого отношения к возможности введения соответствующего запрета не имеют.

Она связывает ограничения с появившемся летом видео, на котором зафиксировано, как один из следователей ГСУ ГУ МВД по Саратовской области требовал у обвиняемой подписать ряд процессуальных документов «задним числом». При этом сотрудник полиции активно использовал ненормативную лексику и угрожал переквалификацией вменяемого ей деяния на наказываемое более сурово.

По мнению Елены Сергун, запретом на пронос телефонов управление пытается «защититься» от привлечения внимания общественности к нарушениям закона его сотрудниками. «Почему в суды, в Следственный комитет, в прокуратуру и даже в ФСБ мы ходим с телефонами? Разве их безопасность безразлична? Почему в школы, кинотеатры, в любые публичные места можно с телефонами?» – ставит риторические вопросы Елена Сергун.

Она подчеркнула, что адвокаты не только лишены возможности фотографировать материалы дела, но и вынуждены продолжительное время находиться без связи. Елена Сергун отметила, что ее коллеги по-разному реагируют на запрет: одни спокойно сдают телефоны, другие пытаются отстаивать свои права.

Как пояснила адвокат, направляя обращение региональному прокурору, она надеялась, что тот проведет проверку, в результате которой станет ясно, какой нормативный акт имеют в виду сотрудники ГУ МВД. «Однако прокуратура ничего делать не стала. Теперь от самого управления стало известно, что никакого приказа, судя по всему, нет. Видимо, это исключительно личная инициатива его руководства, потому что в других регионах адвокаты, насколько мне известно, с этой проблемой не сталкиваются», – указала Елена Сергун.

По ее словам, она хотела получить информацию о конкретном документе, чтобы обжаловать его в суд в порядке КАС. На вопрос «АГ» о том, какие дальнейшие действия она планирует предпринять, Елена Сергун ответила, что попытается добиться, чтобы региональный прокурор в интересах неопределенного круга лиц вынес представление нижестоящему сотруднику прокуратуры, который направил обращение в ГУ МВД и не стал проводить проверку.

Адвокат также отметила, что хочет обратиться к депутатам с просьбой направить депутатский запрос в ГУ МВД области. «Если в течение пары недель со стороны прокуратуры не будет принято никаких мер, обращусь в суд», – заключила она.

При этом адвокат сообщила, что по вопросу введенных ГУ МВД ограничений для адвокатов она не обращалась в Адвокатскую палату Саратовской области.

Реакция региональной адвокатской палаты

Президент АП Саратовской области Роман Малаев сообщил «АГ», что о запрете на вход в региональное ГУ МВД с телефонами ему стало известно не так давно. При этом он отметил, что обращения по этому поводу от адвокатов в палату не поступали.

По его мнению, позиция ведомства не соответствует закону. «Со своей стороны мы планируем провести переговоры с руководством ГУ МВД. Конечно, если не найдем понимания, придется принимать и другие меры. Однако все-таки надеемся, что возникшую проблему удастся решить миром», – добавил президент АП Саратовской области.

Почему в России возник дефицит бензина

Максим Богодвид/РИА «Новости»

Правительство принимает срочные меры по борьбе с повышением цен на один из ключевых для россиян товаров – бензин. Звучала даже идея полностью запретить экспорт топлива за границу, чтобы нарастить предложение внутри страны и тем самым сбить цены. Почему в итоге эта инициатива одобрена не была, но предпосылки для роста цен все же остались? Подробности.

  • Росстат сообщил о росте ВВП во II квартале на 10%
  • ФАС пригрозил торговым сетям штрафом на 600 млрд рублей после жалоб на рост цен
  • В МИД предложили сократить долларовую часть в нацрезервах

Что заставляет россиян быть патриотами

Виталий Тимкив/РИА Новости

Судя по опросам, у россиян в последнее время появилось достаточно новых причин быть патриотами. Свежий повод – победы наших олимпийцев в Токио, что вызвало чувство гордости за страну более чем у 70% сограждан, говорят социологи. Причем запрос общества на самоуважение растет – и политики обязаны на него ответить. Как «фактор гордости» скажется на сентябрьских выборах и президентской кампании – 2024? Подробности.

  • Власти США пожаловались на «российскую дезинформацию» о COVID-19
  • Госдума: Признанная нежелательной в России бельгийская НПО финансировалась из США
  • Путин указал на необходимость международного сотрудничества России в сфере безопасности

Комплексы С-500 получат особенные ракеты

Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Перспективные зенитно-ракетные комплексы С-500 (они же – «Прометей») еще не приняты на вооружение, но выпуск ракет для них, если верить источникам, уже начался. Почему производство этих ракет началось так срочно, в чем уникальность этого вида оружия и какие регионы России ЗРК С-500 будут прикрывать в первую очередь? Подробности.

  • Ребенка с тяжелой формой коронавируса отправили из Карелии в Петербург
  • Кинувшегося на беременную жену с топором и ножом под Калининградом мужчину арестовали
  • Кузнецова выступила против принудительной вакцинации школьников

США столкнулись с бессилием снова попасть на Луну

  • Названа пенсия Меркель после ухода с поста канцлера Германии
  • Британские военные начали развертывание в Афганистане
  • Испания собралась вывезти персонал посольства из Афганистана

Взрыв автобуса с людьми в Воронеже списали на газ

Кристина Бражникова/ТАСС

В маршрутном автобусе ПАЗ в Воронеже прогремел взрыв. Погибли люди, возбуждено уголовное дело. Рассматриваются несколько версий трагедии. Основная – взрыв незаконно установленного газового оборудования. При этом представители перевозчика утверждают, что транспортное средство было дизельным, но эксперты уверены: дизельный автобус так взорваться не может. Подробности.

  • В Москве задержали оставившую младенца на скамейке женщину
  • На Кубани почти 30 тыс. человек оказались без света из-за дождей
  • Арестован сбивший пешеходов на остановке в Москве водитель

Как начались 500 лет западного господства

Борис Толчинский, кандидат политических наук, писатель, публицист

Русофобию надо пресекать яростно и жестко

Герман Садулаев, писатель, публицист

Когда России станут безразличны соседи

Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба «Валдай», научный руководитель ЦКЕМИ НИУ ВШЭ
  • По факту нападения на росгвардейцев на незаконной акции в Москве возбуждены новые дела
  • Глава ВЦИОМ назвал россиян «тоскующими индивидуалистами»
  • СМИ выдвинули предположение о «чистой бомбе» на борту А321

Олимпиада в Токио и честь России

За что Зеленский любит Крым

Тимановская и другие невозвращенцы

Взрыв автобуса в Воронеже унес жизни людей

На тушение пожаров в Якутии направили дополнительные силы МЧС

Российские синхронистки принесли сборной России 14-ю золотую медаль

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Бурятии завершают установку виртуального концертного зала в рамках нацпроекта «Культура»

Для школ Ленобласти закупят музыкальные инструменты на 60 млн рублей

  • Внутренние (состояние российского общества)
  • Внешние (противодействие зарубежных стран)
  • Да
  • Нет
  • Полностью доволен
  • Скорее доволен
  • Скорее не доволен
  • Полностью разочарован
  • Не следил за их выступлением
  • Экономика
  • Политика
  • Общество
  • В мире
  • Происшествия
  • Мнения
  • Видео
  • Фото
  • Нацпроект «Культура»
  • Голосования
  • О газете
  • Вакансии
  • Реклама на сайте

Главная тема

манипуляция рынком

Украина

качество спермы

Видео

гиперзвуковое оружие

подготовка к зиме

рост цен

утрата технологий

исламский халифат

наступающая реальность

волна языка

бремя белого

на ваш взгляд

Как суд может лишить доступа в интернет?

Никак не может. Ни технически, ни даже юридически это почти невозможно, уверены эксперты.

Еще в 2011 году Генассамблея ООН признала право на доступ в сеть Интернет неотъемлемым правом человека. В докладе говорилось, что распространение информации должно быть максимально свободным – за редкими исключениями. Например, доступ к детской порнографии или экстремистским материалам может быть ограничен.

В 2016 году Совет ООН по правам человека даже выпустил соответствующую резолюцию, согласно которой любое государство, которое блокирует своим гражданам доступ в Сеть, нарушает базовые права человека.

Но все это лишь рекомендации, и ни одно правительство не обязано к ним прислушиваться. Тем не менее большинство стран эту позицию разделяют. Собственно, и в России есть напрямую касающийся этой темы закон: «Об информации, информационных технологиях и защите информации». О каких-либо ограничениях там говорится прежде всего в статьях 15.1–15.9, однако речь прежде всего об ограничении (всеобщего) доступа к конкретной информации, а не о лицах, которых нужно от нее оградить.

То есть все предыдущие годы, а власти усиленно правят этот закон с 2010 года, пополняется список видов запрещенной информации, а не список лиц, которым нужно запретить доступ в интернет. Статья № 9, прямо называющаяся «Ограничение доступа к информации», говорит о том же. В ней перечислены лишь категории данных, доступ к которым может быть закрыт, и не более того.

А 15-я статья, рассказывающая об «использовании информационно-коммуникационных сетей», предлагает их операторам руководствоваться международной практикой в рабочих вопросах. Иными словами, если в стране нет законов, позволяющих отключить человека от интернета насильно, то и отключать его не надо. В России таких законов нет.

Как предполагает интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, при самых худших раскладах суд может попытаться запретить провайдерам и операторам связи заключать с человеком договор – поскольку для его оформления нужен паспорт, это может стать одним из способов. Но только в теории. Как это должно выглядеть на практике – не очень понятно, пояснил газете ВЗГЛЯД омбудсмен.

То же касается и расторжения договора – сейчас в большинстве подобных документов прописаны два варианта расторжения: по инициативе абонента и по инициативе оператора. Причем основания для последнего варианта должны быть весомые – например, длительные просрочки платежей. Кто должен будет заставить оператора расторгнуть контракт – тоже неясно. Если суд – то кто-то же должен будет сначала подать туда иск. Ведь не сам же оператор будет это делать, если человек соблюдал все условия договора.

«Если будет применяться такой вариант, то уж очень он странный. Потому как и телефонная связь сейчас – это тот же интернет, телевизор – тот же интернет. Так что подобное жесткое коммуникационное ограничение, по сути, вынимает человека из среды», – сказал Мариничев.

Наиболее реальным видится вариант, когда человеку запретят заниматься определенными видами деятельности. Отдельные статьи Уголовного кодекса прямо приводят этот пункт как один из вариантов наказания. Если рассматривать этот запрет сквозь призму пользования интернетом «профессионально», то здесь может быть лишь один вариант: администрирование собственного сайта.

«Думаю, речь (в таких случаях) пойдет о непосредственной деятельности, вокруг которой идет судебное разбирательство. То есть это блог, создание самого блога и контента, в том числе видео- и аудиоконтента», – говорит Мариничев.

На эту тему

Если сейчас был бы жив «закон о блогерах», фактически отмененный в 2017 году, то поле для маневра у судов было бы шире – под запрет могли бы попасть и соцсети, и блог на Youtube. В той версии закона было уточнение, кого именно можно привлечь к суду: «владелец сайта и (или) страницы сайта в сети Интернет». Сейчас этого уточнения нет, как и самого закона.

В УК есть статья 47, которая посвящена «лишению права на. ». Формулировки там довольно общие: запрет на определенные виды работ (то есть на профессию) или определенную деятельность. И все. Это означает, и практика это подтверждает, что в приговоре суд должен будет четко описать критерии «деятельности», которой он запрещает человеку заниматься. В противном случае доказать нарушение приговора будет слишком затруднительно.

Но даже если суд совершенно ясно даст понять, что речь исключительно о профессиональной деятельности (а значит, под эту категорию попадает лишь администрирование собственных интернет-ресурсов, а не своих страниц на Youtube, например), то даже это будет сложно проконтролировать технически, говорит Герман Клименко, в прошлом – советник президента России по вопросам развития интернета.

«Задача человека – выполнить решение суда. Первый вопрос – как это проконтролировать, а второй – как человек вообще сможет подобное решение исполнить, если это наша среда обитания», – сказал Клименко газете ВЗГЛЯД.

Есть, правда, еще «доказательный» вариант, и он наиболее реален в такой ситуации, считают Клименко и Мариничев. Когда никто не будет специально контролировать, «администрировал» ли человек свою страницу. Если это каким-то образом вскроется (по заявлению третьего лица, например), то дело тут же передадут в суд. И человека могут обвинить в нарушении условий приговора.

«В такой ситуации перейти из условного в реальное наказание будет совершенно не сложно. Поскольку в принципе можно будет наказать человека за пользование любым сервисом, доступ к которому суд ранее ограничил», – говорит Мариничев.

Запрет для охраны на пользование интернетом

В понедельник министерство связи представило законопроект, в котором предложило наказывать за использование «в Российской Федерации» новейших технологий, затрудняющих блокировку сайтов и защищающих данные пользователей. Очередная инициатива по ограничению свобод в интернете уже вызвала недоумение у технических специалистов. «Медиазона» рассказывает, что за технологии показались опасными российскому государству на этот раз.

Что случилось

4 декабря 2019 года президент Владимир Путин находился в Сочи, где провел переговоры с сербским президентом Александром Вучичем и совещание с руководством Минобороны. На официальном сайте Кремля об этом не сообщалось, но в этот день состоялось также оперативное совещание Совета безопасности о «противодействии распространению противоправной информации в сети «Интернет»». Единственное упоминание об этом мероприятии в открытых источниках содержится в пояснительной записке к законопроекту, подготовленному Минсвязи во исполнение решений Совбеза. Это законопроект о запрете на «использование на территории Российской Федерации протоколов шифрования, позволяющих скрыть имя (идентификатор) Интернет-страницы или сайта в сети «Интернет»».

В тексте самого законопроекта эта формулировка не уточняется, но в пояснительной записке говорится, что «все большее распространение получают протоколы с применением криптографических алгоритмов и методов шифрования TLS 1.3, ESNI, DoH (DNS поверх HTTPS), DoT (DNS поверх TLS)».

Использование этих алгоритмов, признают в министерстве, «способно снизить эффективность использования существующих систем фильтрации» и помешать российским властям блокировать нежелательный контент. За нарушение запрета сайты, внедряющие новые технологии шифрования, в случае принятия поправок также можно будет немедленно заблокировать.

«Принятие законопроекта, направленного на запрет массового использования в Российской Федерации протоколов шифрования окажет положительное воздействие на выявление ресурсов в сети «Интернет», содержащих информацию, распространение которой в Российской Федерации ограничено или запрещено», — пишут авторы законопроекта.

Что все это значит

«Протокол шифрования, позволяющий скрыть имя (идентификатор) Интернет-страницы или сайта в сети ‎»Интернет» — это абстрактный или конкретный протокол, включающий набор правил, регламентирующих использование криптографических преобразований и алгоритмов в информационные процессы», — такое определение закрепляет предложенная министерством редакция закона «Об информации». Далее кратко описаны протоколы и технологии, которые ведомство собирается поставить вне закона.

HTTPS протокол безопасной передачи данных, который сегодня поддерживается всеми популярными браузерами; в отличие от обычного HTTP, здесь трафик шифруется. При обращении к сайту по протоколу HTTPS устройство пользователя и сервер «общаются» при помощи общего секретного ключа, который генерируется для каждого сеанса после проверки браузером цифрового сертификата сайта.

TLS — при установке HTTPS-соединения между браузером и сервером по этому протоколу первым делом осуществляется «рукопожатие». В списке сообщений, которыми браузер обменивается с сервером, первым идет ClientHello («приветствие клиента») — описание поддерживаемых программой пользователя методов и версий шифрования. Последнее десятилетие интернет работал на алгоритме TLS версии 1.2, сейчас мир переходит на 1.3. Новая версия позволяет шифровать пользовательский запрос уже на уровне ClientHello, чтобы провайдер или злоумышленник не мог понять, к какому сайту обращается пользователь, а следовательно, не мог предотвратить передачу данных или внедрить в нее свои данные.

ESNI — расширение к протоколу TLS 1.3, которое шифрует информацию о том, к какому домену направляется запрос, уже во время первоначального «рукопожатия», на уровне запроса ClientHello. Технологию разработали сравнительно недавно, в 2018 году, инженеры Mozilla, Cloudflare и Apple. В самом простом виде она позволяет скрыть от посторонних глаз название сайта, к которому обращается пользователь. Поскольку технология HTTPS предусматривает размещение на одном IP-адресе нескольких сайтов, блокировка конкретных ресурсов существенно затрудняется: если закрыть доступ к сайту по его URL (ссылке) или IP-адресу технически невозможно, нужно более глубоко анализировать «технический» трафик пользовательского устройства, но и там — шифрованная информация. По данным «Технического центра Интернет», в российской доменной зоне до 200 тысяч сайтов используют правильно настроенный ESNI.

DNS через HTTPS (DoH), DNS через TLS (DoT) и аналогичные технологии преследуют одну цель — не допустить перенаправление браузера клиента с желаемого сайта на некий сторонний (такие попытки могут осуществлять как злоумышленники, так и провайдеры по предписанию госструктур). Шифруя DNS-запросы, пользователь затрудняет мониторинг трафика — например, развернутыми в России и других странах системами «глубокого анализа пакетов» (DPI). Разработку этих технологий ведут крупнейшие IT-компании: DNS через HTTPS поддерживают браузеры Firefox, Chrome, Edge и Opera, поддержку получили новые версии операционных систем MacOS и iOS.

В целом, если протокол HTTPS шифрует весь пользовательский трафик кроме информации о домене, к которому обращается пользователь, то остальные упомянутые выше технологии позволяют разными способами зашифровать и эту техническую информацию, сделав соединение еще более защищенным от посторонних глаз.

«В России сервера DNS over TLS и DNS over HTTPS «подняты» у «Яндекса», — сообщил «Медузе» специалист по алгоритмам шифрования Дмитрий Белявский. — Согласно этому законопроекту, все те сайты, которые используют их, в России будут вне закона и должны будут быть заблокированы. А так как по одиночке их заблокировать невозможно как раз по причине использования этих технологий, то блокировать будут целыми подсетями хостинг-провайдеров, то есть опять Роскомнадзор будет блокировать целые диапазоны IP-адресов Amazon Web Services, Digital Ocean, Cloudflare, как это было, когда ведомство пыталось заблокировать Telegram в России несколько лет назад».

В феврале 2020 года Роскомнадзор разблокировал два миллиона IP-адресов, которые заблокировал ранее в попытках прекратить работу Telegram; весной 2018-го массовые блокировки затронули работу многих сайтов. Сам мессенджер летом внезапно разблокировали.

«Это малозначащий набор слов. Выводить отсюда, что хотели запретить весь HTTPS — нелепо, — прокомментировал публикацию законопроекта IT-специалист Филипп Кулин в своем телеграм-канале. — Отсюда можно вывести только то, что кто-то не утруждал себя посещать уроки русского языка и литературы в школе. Если вообще в школу ходил».

Сотрудничавший с «Фондом борьбы с коррупцией» программист Владислав Здольников связал инициативу Минсвязи с успехом «Умного голосования». Он отмечает, что развернутые сейчас системы DPI считают весь ESNI-трафик подозрительным и блокируют.

Аналогичный подход используют власти Китая: с конца июля обновление к «великому китайскому файерволу» начало блокировать HTTPS-соединения, использующие протокол TLS 1.3 с расширением ESNI (его предыдущая, нешифрованная версия SNI, позволяющая цензорам увидеть запрашиваемый домен, работает).

Что же теперь будет

В записке к законопроекту Минсвязи есть отсылка к официальному реестру компьютерных программ, где «содержатся сведения о протоколах с применением криптографических алгоритмов и методов шифрования возможных к использованию в соответствии с законодательством Российской Федерации» (пунктуация оригинала сохранена).

Отечественные альтернативы зарубежным протоколам шифрования в документе не упоминаются, однако известно, что в прошлом году были зарегистрированы два разработанных под руководством ФСБ криптоалгоритма: «Магма» и «Кузнечик» .

К их надежности у зарубежных исследователей появились вопросы: хотя разработчики говорили об отсутствии скрытых структур в ключевом элементе криптоалгоритма SBox, похожие «неслучайные» структуры нашлись; разработчики тогда объяснили это совпадениями и упрекнули коллег в «спекулятивном характере» претензий.

Переводить чиновников на российскую криптографию «при электронном взаимодействии между собой, с гражданами и организациями» президент Путин поручил еще в 2016 году. Во время разработки «закона о суверенном интернете» планировалось вписать туда требование о защите всего российского трафика отечественным шифрованием, но реализацию этой идеи решили отложить.

Теперь в ближайших планах — запуск государственного удостоверяющего центра для выдачи отечественным сайтам внутренних TLS-сертификатов с криптографией по ГОСТу, однако действовать они смогут только при условии включения соответствующего кода в популярные операционные системы и браузеры.

«Будет шумно и весело»: зачем власти хотят ограничивать доступ к популярным интернет-платформам

Что случилось?

В четверг, 19 ноября, группа парламентариев внесла в Госдуму законопроект, который описывает возможные ограничения против таких компаний, как Facebook, Twitter и YouTube. Законопроект предполагает, что определенные интернет-ресурсы могут быть признаны причастными к нарушениям основополагающих прав и свобод человека из-за дискриминации «в отношении материалов российских СМИ». «Например, если на интернет-ресурсе ограничен доступ к общественно важной информации по признаку национальности, языка или в связи с введением санкций в отношении России или ее граждан», — говорится в пояснительной записке. Признать нарушителем сервис может генпрокурор по согласованию с МИДом. После этого Роскомнадзор вправе полностью или частично ограничить доступ к нему с помощью операторов связи (технических средств, которые установлены на их сетях). Представители МТС и «Мегафона» отказались от комментариев. Представители «Вымпелкома» и Tele2 не ответили на запрос Forbes.

Авторами законопроекта стали депутаты от «Единой России», среди них председатель думского комитета по информполитике Александр Хинштейн, депутат Антон Горелкин, известный по резонансному законопроекту о «значимых интернет-ресурсах». Горелкин рассказал Forbes, что инструментом частичного ограничения доступа может быть замедление трафика. «Это может технологически реализовать Роскомнадзор. Сам я лично против блокировок и последовательно выступал против блокировки телеграма в свое время. Но в этой ситуации это мера крайняя, вынужденная и самое главное — зеркальная. Поскольку иностранные платформы фактически занимаются цензурой, в той или иной мере ограничивая аккаунты российских СМИ», — пояснил он.

Хинштейн не ответил на запрос Forbes. Но в Twitter написал, что закон внесен по просьбе Роскомнадзора. «Теперь у государства появится механизм реагирования на интернет-цензуру против российских граждан и СМИ», — считает он. В интервью телеканалу «Россия-24» он отметил, что надеется на то, что законопроект будет применяться «бережно и аккуратно» и не приведет к блокировке социальных сетей.

Почему появился законопроект?

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что его необходимо принять из-за жалоб российских СМИ на ограничение доступа к их аккаунтам на отдельных площадках. С апреля 2020 года уполномоченные органы зафиксировали «около 20 фактов дискриминации: цензуре на иностранных платформах Twitter, Facebook и YouTube подверглись Russia Today, «РИА Новости», «Крым 24», говорится в документе.

Так, в начале ноябре 2020 года YouTube пометил фильм RussiaToday о протестах в США как «содержащий материалы, которые могут напугать или шокировать некоторых пользователей». А 18 ноября стало известно о том, что Роскомнадзор направил в Google письмо с требованием отменить ограничения против YouTube-канала журналиста Владимир Соловьев. С октября его видеоне попадают в раздел «В тренде» YouTube, хотя ранее это происходило регулярно. «Такую ситуацию можно расценить как попытку администрации YouTube ограничить распространение материалов популярного российского автора, воспрепятствовать росту его аудитории», — считает Роскомнадзор.

Как ограничения могут работать?

Роскомнадзор после внесения сервиса в перечень нарушителей будет писать ему «грозные письма», и если ресурс не выполнит требование и не восстановит доступ к российскому СМИ, то такой ресурс будет заблокирован с помощью технических средств, которые должны быть установлены у всех провайдеров в России, объясняет автор телеграм-канала «Эшер II», бывший гендиректор хостинга DiPHOST Филипп Кулин.

Но пользователи все равно смогут обойти такие ограничения с помощью сервисов VPN, в основном иностранных, считает гендиректор Института исследований интернета Карен Казарян. При этом, по его оценке, 60-80% трафика в сетях операторов резко станет зарубежным и сети столкнутся с трудностями. «Это дорого и каналы связи могут не выдержать нагрузки», — говорит Казарян.

У операторов связи на территории России есть техническая возможность и необходимое оборудование, чтобы заблокировать те или иные ресурсы, а блокировка отдельных страниц на ресурсах, использующих протокол HTTPS, не представляется возможной на данный момент, говорит руководитель группы по оказанию услуг в области кибербезопасности KPMG в России и СНГ Илья Шаленков. «Техническая реализация блокировки варьируется от оператора к оператору, что приводит к казусам: например, кто-то блокирует конкретный домен, а кто-то — IP-адрес, в результате недоступны будут и другие ресурсы, также размещенные на этом IP», — указывает он.

Законно ли это?

«Очевидно антиправовым» называет законопроект адвокат, правовой аналитик «Агоры» Станислав Селезнев. С ним согласен адвокат, управляющий партнер юридической компании «Кочерин и Партнеры» Владислав Кочерин. По закону ограничить доступ к информации можно лишь в некоторых случаях — для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав других лиц, обеспечения безопасности государства, отмечает он. Поскольку в данном случае запрет рассматривается как ответная мера на дискриминационные действия, а не как защита чьих-то прав, то такие меры противоречат действующей редакции закона «Об информации», так как нарушают права граждан на доступ к ней, полагает он. «Неизбирательное блокирование всех материалов какого-то ресурса или СМИ в ответ на их отказ транслировать выгодные российским властям агитационные материалы нарушает все стандарты допустимости вмешательства властей в свободу слова», — говорит Селезнев из «Агоры».

Если закон все же будет работать, то ситуация станет похожа на охоту за литературой, приводит аналогию Селезнев. «В 1970-е годы, чтобы купить Брэдбери или Стругацких, нужно было «в довесок» взять бодрую сельхозпоэзию или производственную прозу, а сейчас, чтобы смотреть модных стримеров, придется видеть в трендах массу агитации по госзаказу», — сетует юрист. Селезнев обращает внимание на то, что власти не намерены доказывать свою правоту в суде, а переходят к «ковровой бомбардировке»: «То ли верят в обоснованность цензуры против российских СМИ, то ли используют данную ситуацию лишь в качестве предлога для запрета вещания «голосов Запада».

«YouTube, Facebook, Twitter не дискриминируют россиян и не собираются это делать. У них есть правила и стандарты. Эти правила едины для всех: с этим столкнулся даже [президент США] Дональд Трамп. Если ты их добровольно принимаешь, то будь добр исполняй или уходи из этих ресурсов», — категоричен старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин. По его словам, законодатель пытается ввести преференциальный режим для отдельных создателей контента. Добрынин сомневается, что законопроект примут, но считает, что в процессе его обсуждения «будет шумно и весело».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: