Как доказать что уголовное дело сфабриковано

В России предприниматели в любой момент могут столкнуться с уголовным преследованием. «Заказать» бизнесмена могут конкуренты, контрагенты и личные враги. Противостоять сфабрикованным делам можно, если соблюдать меры предосторожности

Как доказать что уголовное дело сфабриковано

Опасный бизнес. Как защититься от заказного уголовного дела

Практика показывает: в России бизнес ведется не по закону, а по «понятиям». Этому способствует как и несовершенство законодательства, в силу которого соблюдение всех норм закона ведет к убыточности любого предприятия, так и стабильность «правил игры», принятых в стране.

Законы меняются с маниакальной скоростью. Они непредсказуемы. «Понятия» гораздо более устойчивы.

При этом «понятийный» способ ведения предпринимательской деятельности неизбежно порождает конфликты и споры. Как ни странно, они решаются по букве закона, толкование которого государственными инстанциями подчас поражает наблюдателей.

Чтобы подготовиться к стилю работы российской машины наказаний, предпринимателям придется выучить четыре ключевых признака заказного дела и четыре основные меры предосторожности.

Кто и зачем «заказывает» предпринимателей

Допустим, вы выполняли работы по договору, заказчик ежедневно контролировал их ход, но в какой-то момент что-то пошло не так. У банка отозвали лицензию, кто-то из контрагентов вовремя не заплатил деньги или поставщик исчез вместе с предоплатой.

Вы объясняете все это заказчику, но ситуации это не меняет — работы в полном объеме не выполнены, деньги вы вернуть не можете, поскольку их просто нет, а когда появятся, неизвестно.

Все эти причины, особенно если они выдаются заказчику последовательно, по одной на каждой новой встрече, вряд ли вызовут искреннее сочувствие с его стороны.

В какой-то момент вы сможете заметить, что в его изложении картина выглядит несколько иной. В разговоре он вдруг пытается представить ситуацию так, как будто именно вы изначально не собирались выполнять взятые на себя обязательства, обманывали его относительно имеющихся возможностей, а деньги присвоили себе, намекая на совершение преступления.

Как распознать заказное дело

Первый признак — уголовное дело возбуждено по надуманному поводу. В настоящее время следственные подразделения перегружены работой. Даже несмотря на то, что первичным фильтром в полиции будут выступать оперативные структуры, которые еще на своем этапе отсеивают большую часть обращений, при всем желании следователи не смогут удовлетворить интересы всех заявителей.

Такие уголовные дела нередко возбуждаются лишь «для входа». Это означает, что в процессе расследования дела, которое возбуждалось по малозначительному или надуманному поводу, следователи рассчитывают выявить в действиях предполагаемого подозреваемого иные составы преступлений, чтобы «входное» дело затем прекратить за ненадобностью.

Второй признак: уголовное дело было возбуждено в короткий срок после обращения заявителя без фактического проведения проверки по заявлению и сразу в отношении конкретного человека.

Как правило, уголовные дела в сфере экономики намного сложнее в доказывании, чем уличный грабеж или квартирная кража. Объемы материалов, которые необходимо изучить в ходе проведения доследственной проверки, чтобы даже поверхностно вникнуть в суть спора, весьма значительны. Более того, часто случается, что заявитель сам умышленно искажает картину произошедшего, чтобы скрыть собственные неправомерные действия. Для того чтобы разобраться во всех хитросплетениях, нужен, как правило, не один месяц.

Третий признак: уголовное дело возбуждено с нарушением правил подследственности. По действующим законам уголовное дело возбуждает и расследует следственной орган, к компетенции которого относится то или иное преступление и на вверенной территории которого это преступление совершено. Если уголовное дело возбудило подразделение, привязка к которому у юристов вызывает сомнение, есть все основания полагать, что оно возбуждалось в месте, где у заявителя имелся административный ресурс.

Наконец, признак номер четыре — это наличие вступившего в законную силу решения суда по гражданско-правовому спору, в котором уже дана оценка обстоятельствам возбужденного уголовного дела.

Правило о преюдиции запрещает следователям переоценивать обстоятельства, которые уже были установлены судом. Однако на практике это правило работает избирательно — только по делам, где следственные подразделения специальным образом не мотивированы.

Записывать на диктофон

Каждую встречу с оппонентом необходимо фиксировать на диктофон. Можно рассчитывать на везение и надеяться, что запись не пригодится никогда. В то же время наличие на такой записи выверенных формулировок, подтверждающих, что спор имеет признаки исключительно гражданско-правовых отношений, а также намеков, угроз или прямых заявлений со стороны оппонента, что у него есть административный ресурс, который он намерен использовать, даст в дальнейшем возможность обратить такие высказывания против их владельца.

В этом случае в его действиях могут присутствовать признаки вымогательства, мошенничества или самоуправства. В российском уголовном процессе такая аудиозапись признается доказательством даже в том случае, если запись сделали без предварительного уведомления других участников о фиксации разговора.

Согласно позиции Верховного суда запись, произведенная одним из участников разговора, признается допустимой для целей уголовного процесса в любом случае. Но есть нюансы. При первоначальной выдаче правоохранительным органам копии этой записи необходимо будет указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Не забудьте сохранить оригинал записи на устройстве, на котором она производилась. В случае возникновения у следователя сомнений (а они обязательно возникнут, если юристы другой стороны не дилетанты) в наличии на записи признаков монтажа или необходимости идентификации голоса следователь попросит первоисточник, зафиксировавший разговор.

И будьте готовы, что, если вы не желаете расстаться с первоисточником по причине того, что в этом телефоне/диктофоне/планшете содержится иная информация, которую вы не хотели бы демонстрировать следователю, одна лишь копия не будет иметь силу доказательства.

Обезопасить оригиналы

Убедитесь, что оригиналы документов, подтверждающих вашу правоту, находятся в безопасном месте. Офис компании, квартира или дача никак не могут считаться таким местом.

Согласно позиции Верховного суда состав мошенничества образуется лишь в случае, когда умысел на хищение возник до момента завладения этим имуществом. При этом целью такого завладения явилось именно хищение, а принятые на себя обязательства обвиняемый не собирался выполнять.

В связи с этим наличие доказательств, подтверждающих отсутствие умысла на хищение при заключении сделки, имеет важное значение для отстаивания своей невиновности. При возникновении риска уголовного преследования необходимо тщательно подобрать документы и еще раз проанализировать факты, подтверждающие наличие гражданско-правовых отношений между вами и потенциальным заявителем:

  • оригинал договора, заключенного на условиях, которые вы имели возможность выполнить;
  • наличие необходимых ресурсов для выполнения договора (штата сотрудников, техники, средств, реальных договоров подряда и так далее);
  • подписанные акты выполненных работ даже на промежуточном этапе; это будет подтверждать, что работы все-таки выполнялись;
  • переписки (e-mail, бумажные письма, сообщения в телефоне) с согласованием условий выполнения договора либо его корректировки в процессе выполнения, если таковые не были отражены в договоре.

Найти свидетелей

Одной лишь аудиозаписи может быть недостаточно. В переговорный процесс необходимо привлекать свидетелей, которые в дальнейшем смогут рассказать следователю о ходе и содержании беседы.

Свидетельские показания считаются самостоятельным доказательством в уголовном процессе. При этом надо иметь в виду, что в отличие от арбитражного процесса свидетельские показания в уголовном деле нередко имеет больший приоритет перед письменными документами.

Определите круг людей, которые могли бы рассказать о законном характере ваших действий, отсутствии изначального умысла на хищение имущества при заключении сделки, наличии возможности выполнить свои обязательства при заключении договора и объективном отсутствии возможности их выполнить уже в процессе исполнения договора.

Говорить одно и то же

Максимально детально продумайте и подготовьте свою правовую позицию. Если в процессе доследственной проверки или расследования уголовного дела вы будете последовательно и логично из допроса в допрос излагать свою позицию, которая не будет меняться, это можно будет дополнительно свидетельствовать о добросовестном характере ваших действий. Напротив, постоянное изменение показаний сыграет против вас даже при наличии убедительных письменных доказательств.

Также будет правильно заранее позаботиться о приглашении адвоката, с которым будет комфортно работать. В противном случае лихорадочный перебор защитников родственниками в условиях, когда потенциальный доверитель находится в заключении, может принести много разочарований.

В нашей практике были случаи, когда уголовные дела возбуждались на следующий день после обращения заявителя в правоохранительные органы. О возбуждении такого уголовного дела человек, как правило, узнает в момент одновременного проведения обысков в офисе и квартире либо в момент задержания.

В случае, если уже есть договор с конкретным защитником, обвиняемый имеет полное право настаивать на приглашении своего юриста при задержании или допросе в статусе подозреваемого (обвиняемого), указав в протоколе следственного действия фамилию, имя, отчество, данные об адвокатском образовании, в котором тот состоит, а также номер телефона своего адвоката. В противном случае следователь вправе самостоятельно назначить дежурного адвоката для защиты.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС запретил предъявлять обвинения по новым составам без возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела не является пустой формальностью, этим актом, в частности, обеспечиваются права на защиту как потерпевшего, так и будущего обвиняемого, отмечает Верховный суд РФ.

Высшая инстанция указывает, что стадия возбуждения дела является обязательной, а нормы УПК не предполагают возможности привлекать к ответственности в связи с подозрением или обвинением, уголовное дело по поводу которого не было возбуждено.

Высшая инстанция изучила дело жителя Тюмени, осужденного за покушение и приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Согласно материалам дела, оно было выделено в отдельное производство из материалов в отношении покупателя смеси с героином, которого обвинили в хранении наркотиков. Следствие установило, что распространением этого вещества занимался именно наш фигурант.

Кроме того, в его доме были обнаружены ещё свертки с наркотиками, по поводу чего также возбудили дело. И пока шло следствие, в силовые структуры обратился тайный свидетель, сообщивший, что задержанный ранее передал ему на хранение пакет с наркотиками.

В окончательной редакции в рамках ранее выделенного уголовного дела фигуранту предъявили обвинения по всем три эпизодам, позднее суд признал его виновным также по всем вменяемым составам.

«При этом из материалов уголовного дела усматривается, что решение о возбуждении уголовного дела по факту приобретения (обвиняемым) и передаче на хранение (тайному свидетелю) наркотических средств не принималось, а инкриминируемое осужденному указанное преступление не является частью ранее возбужденного и расследуемого дела по факту незаконного сбыта наркотических средств, поскольку данные преступления отличаются конкретными фактическими обстоятельствами, направленностью умысла осужденного при совершении в разное время преступлений и с разными лицами», — отмечает ВС.

Между тем, в соответствии со статьей 156 УПК РФ предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель, орган дознания выносят соответствующее постановление.

Согласно правовой позиции Конституционного суда, стадия возбуждения уголовного дела является обязательной: актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда, и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность, напоминает высшая инстанция.

«Таким образом, возбуждение дела понимается как процедура официального начала предварительного расследования. Актом возбуждения дела создается условие для производства принудительных процессуальных действий и обеспечиваются права заинтересованных лиц: заявителя, будущего потерпевшего и подозреваемого. При этом часть 1 статьи 46, часть 1 статьи 108, статьи 171 и 172 УПК РФ не предполагают возможность привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого и применения в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), уголовное дело по поводу которого не было возбуждено», — подчеркивает ВС.

Вынесение постановления о возбуждении уголовного дела является обязательным, поскольку именно этот процессуальный документ порождает правовые основания и последствия для осуществления уголовного преследования конкретного лица и возникновение у того соответствующих прав, в том числе и право на его обжалование прокурору, в суд с целью предупреждения необоснованного ограничения прав и свобод личности, указывает он.

Однако в данном деле следователь предъявил фигуранту обвинение в отношении новых событий, установленных в ходе расследования ранее возбужденного уголовного дела, но по которым уголовное дело не возбуждалось, поясняет ВС.

В связи с чем высшая инстанция отменила приговор в части осуждения по обвинению, по которому уголовное дело вообще не возбуждалось, и направила эти материалы в прокуратуру.

ВС РФ разъяснил особенности рассмотрения уголовных дел о подделке, похищении, обороте поддельных документов, штампов, печатей

tatyanakaba / Depositphotos.com

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил некоторые вопросы судебной практики по делам о преступлениях по ст. 324 – ст. 327.1 Уголовного кодекса, а именно, о подделке документов, приобретении или сбыте официальных документов и госнаград, похищении или повреждении документов, штампов, печатей, похищение акцизных марок, незаконном завладении госзнака ТС и т. п. (постановление Пленума ВС РФ от 17 декабря № 43).

ВС РФ напомнил, что под официальными документами, предоставляющими права или освобождающими от обязанностей, в ст. 324 и ч. 1 ст. 325 УК РФ понимаются и электронные документы, которые создаются, выдаются либо заверяются в установленном законом или иным нормативным актом порядке федеральными органами госвласти, органами госвласти субъектов РФ, органами местного самоуправления либо уполномоченными организациями или лицами, и удостоверяют юридически значимые факты.

Также ВС РФ указал, что, признавая официальный документ важным личным, суды должны принимать во внимание характер удостоверяемого этим документом факта, последствия для гражданина, связанные с его похищением, и другие обстоятельства. К предмету преступлений, предусмотренных ст. 324 и ст. 325 УК РФ, относятся только подлинники официальных документов, в том числе их дубликаты, а также подлинные государственные награды РФ, РСФСР, СССР, штампы, печати, акцизные марки, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок.

Поясняется, что предметом незаконных действий, предусмотренных ч. 1 – ч. 4 ст. 327 УК РФ, являются поддельные паспорт гражданина, а также удостоверение и иные официальные документы, относящиеся к предоставляющим права или освобождающим от обязанностей. А к заведомо подложным документам относятся любые поддельные документы, удостоверяющие юридически значимые факты, за исключением поддельных паспорта гражданина, удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей (например, подложные гражданско-правовой договор, диагностическая карта транспортного средства).

Отмечено, что ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа установлена в ч. 2 ст. 325 УК РФ. В этой связи похищение, а равно уничтожение, повреждение или сокрытие паспорта или другого важного личного документа не могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 325 УК РФ.

Разъяснены вопросы применения ст. 326 УК РФ, в частности, уточняется, что признается под подделкой государственного регистрационного знака. Под такое определение подпадает и искажение символов знака путем выдавливания, механического удаления символа (символов), подчистки, подкраски, допускающих иное прочтение государственного регистрационного знака.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Подделкой официального документа и подделкой паспорта гражданина или удостоверения, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в ч. 1 и ч. 2 ст. 327 УК РФ соответственно признаются как незаконное изменение отдельных частей такого подлинного официального документа путем подчистки, дописки, замены элементов и др., искажающее его действительное содержание, так и изготовление нового официального документа, содержащего заведомо ложные сведения, в том числе с использованием подлинных бланка, печати, штампа.

Для признания лица виновным по ч. 3 ст. 327 УК РФ суду следует установить, какие именно права мог предоставить этому лицу или иным лицам или предоставил данный поддельный документ либо от каких обязанностей мог освободить или освободил. Например, предъявление поддельного диплома об образовании, медицинской книжки для трудоустройства, предъявление поддельного водительского удостоверения инспектору ДПС для подтверждения права управления ТС и освобождения от административной ответственности и т. д.

Под использованием заведомо поддельного (подложного) документа понимается его представление (а в случае электронного документа представление его через Интернет) по собственной инициативе или по требованию уполномоченных лиц и органов в соответствующее учреждение либо должностному лицу, иным уполномоченным лицам в качестве подлинного в целях получения или подтверждения права, а равно освобождения от обязанности.

Обращено внимание, что не образует состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 327 УК РФ использование лицом:

  • своего подлинного документа, являющегося недействительным (например, с истекшим сроком действия);
  • либо подлинного документа, принадлежащего другому лицу;
  • или предъявление вместо надлежащего документа схожего с ним подлинного документа.

Поясняются положения закона о том, когда следует считать преступление, предусмотренное ч. 3 и ч. 5 ст. 327 УК РФ, оконченным. Такое преступление признается оконченным с момента представления заведомо поддельного (подложного) документа с целью получения прав или освобождения от обязанностей независимо от достижения данной цели. Если такой заведомо поддельный документ и в дальнейшем использовался для получения прав или освобождения от обязанностей в течение определенного периода (например, при трудоустройстве и в период последующей работы), то сроки давности следует исчислять с момента фактического прекращения использования поддельного (подложного) документа, в том числе в результате пресечения деяния.

В постановлении приведены иные разъяснения по квалификации деяний при совокупности действий, а также об оценке действий при наличии признаков их малозначительности.

Позиция адвоката помогла добиться прекращения уголовного дела

В течение нескольких лет следственные органы пытались доказать вину предпринимателей, которые ввезли печное топливо на территорию России. Им инкриминировали контрабанду в крупном размере и использование поддельных документов, согласно которым, стратегически важный товар был оформлен как низкокачественное горючее, разрешенное к ввозу на территорию РФ. Ходатайство адвоката по уголовным делам нашего правового центра Евгения Эрлихмана о возвращении дела прокурору, которое удовлетворил суд, а также твердая позиция стороны защиты о признании полной невиновности подзащитного, заставили сотрудников правоохранительных органов прекратить уголовное дело

Когда неприметная фура с цистерной, заполненной горючим, пересекала границу России и Казахстана, её уже ждали сотрудники таможни, ФСБ и МВД. По имеющимся данным, в ёмкости, вопреки документам, хранилось не низкокачественное печное топливо, а дизельное, которое является стратегически важным товаром, который, якобы, пытались ввести на территорию нашей страны по подложным документам. Учитывая объём, а это около 36 тысяч литров, речь могла идти о контрабанде в крупном размере, совершённой группой лиц по предварительному сговору. Позже выяснилось: ничего противозаконного предприниматели не совершили, а потому уголовное преследование было прекращено.

«Следователи возбудили уголовное дело, предусмотренное частью третьей статьи 226 УК. За контрабанду стратегически важных товаров и ресурсов, совершенную организованной группой в крупном размере, предусмотрено наказание от 7 до 12 лет лишения свободы. Но сразу возникли сомнения относительно того, что было ввезено: дизельное или печное топливо, а также встал вопрос о стоимости имущества»,—говорит адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман.

Ввезённое топливо, принадлежало к экологическому классу «К2». Несколько лет назад он был выведен из производства как слишком «грязный». Содержание серы в нём может доходить до 500 миллиграмм на килограмм, а нынешний «Евро 5» может иметь в составе не более 10. Заливать такое топливо в бак автомобиля просто опасно, а вот использовать для отопления вполне можно. Для самого понятия «печное топливо» нет чётких стандартов, ведь в этом качестве можно применять и авиационный керосин, чья стоимость в разы дороже. Что примечательно, к ответственности по данному делу хотели привлечь не покупателя и даже не продавца, а посредника, которым выступал Сергей Шуляев. Его роль заключалась в том, чтобы найти подходящий транспорт и обеспечить перевозку груза. О его химическом составе он не знал.

«Когда материалы были переданы в суд, я ходатайствовал о том, чтобы материалы вернули прокурору для устранения выявленных нарушений. Дело в том, что стоимость низкокачественного горючего посчитали как дизельное топливо, используя как образец розничные тарифы на АЗС в нашей стране, отсюда «искусственно» возник крупный размер. Требовалось вести расчет, учитывая оптовые отпускные цены завода-производителя из Казахстана. Суд согласился с моими доводами»,—поясняет адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман.

Материалы пролежали у следователей около полугода. Тогда оперативники предложили обвиняемому своеобразную сделку: они переквалифицируют деяние на статью 327 УК, и тогда Шуляев признаёт свою вину в использовании подложных документов, согласно которым, горючее было оформлено как печное топливо, а затем ввезено в Россию. Такой «торг», зачастую, имеет место: у оперативников не хватает необходимых доказательств, а закрыть дело, значит признать свою полную некомпетентность. Срок давности по данной статье составляет всего два года, который почти истёк.

«Неким «посредником» в такой сделке часто выступает адвокат, на долю которого приходится немалый риск. Что посоветовать подзащитному: признаться в малом и избежать большего, либо стоять на своём и продолжать курс, взятый с самого начала, требуя признания полной невиновности. Мы считали, что доказательства не выдерживают никакой критики, а потому и торг здесь был не уместен. Дальнейшие события показали нашу правоту: дело было прекращено»,—резюмирует адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман.

Оппонент представил в суд поддельные доказательства: как отстоять свои интересы?

Заявление о фальсификации доказательства нужно подать в суд первой инстанции в письменном виде и обосновать, почему доказательство является подделкой. Суд не вправе оставить такое заявление без рассмотрения. Если убедить суд в своей правоте не удалось, можно обратиться в правоохранительные органы. Приговор суда по уголовному делу будет основанием для пересмотра решения по гражданскому делу.

Рассказывает:

Юлия Шеянова,

юрист АБ «Эксиора»

«Фальсификация доказательств» означает, что участвующее в деле лицо или его представитель постарались исказить действительное содержание доказательств, представленных в гражданском, арбитражном или уголовном процессе (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.07.2010 по делу № А56-69989/2009).

Фальсификацией могут быть:

  • изготовление поддельного документа целиком,
  • внесение в документ заведомо ложных данных,
  • подделка подписи лица, удостоверяющего документ,
  • подделка оттисков печатей и штампов,
  • механическое удаление части текста,
  • удаление текста химическими реактивами и различными растворителями,
  • внесение в документ новых слов, фраз или отдельных знаков,
  • вклейка отдельных листов, их замена,
  • переклейка фотографий,
  • состаривание документа и др.

Если вы уверены, что представленные в дело доказательства подделаны, нужно подать заявление о фальсификации доказательств.

Заявление о фальсификации доказательств

Основная цель заявления о фальсификации доказательств – исключить поддельный документ или иное сфальсифицированное доказательство из материалов дела.

Заявление о фальсификации нужно подать в письменном виде (ст. 161 АПК РФ). Суд не будет рассматривать устное заявление (Постановление 15ААС от 21.03.2021 по делу № А53-25471/2020).

Если о поддельных доказательствах в материалах дела стало известно уже в процессе, о фальсификации доказательства можно заявить устно. Суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление, право на подачу письменного заявления (п. 36 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82). Но потом заявление все равно нужно подать в письменном виде.

Заявление о фальсификации важно подать при рассмотрении дела в первой инстанции. Это требование вытекает из ст. 268 АПК РФ, согласно которой апелляция может рассмотреть доказательства, только если у заявителя не было возможности представить их в суд первой инстанции. Заявителю придется доказывать объективные причины, по которым он не смог подать заявление о фальсификации при первом рассмотрении дела (Определение ВС РФ от 26.10.2017 № 309-ЭС17-9988 по делу № А07-2906/2016).

На заметку

В некоторых случаях заявление о фальсификации можно предъявить не только в суд первой инстанции:

      • если апелляция переходит к рассмотрению по правилам первой инстанции, лица, участвующие в деле, имеют право делать заявления о фальсификации;
      • если апелляция принимает новые доказательства, которых при рассмотрении в суде первой инстанции не было в деле, то лица, участвующие в деле, имеют право сделать заявление о фальсификации в отношении таких доказательств.

В заявлении нужно обосновать, почему вы считаете, что спорное доказательство сфальсифицировано. Если формальные требования соблюдены, суд не может оставить заявление о фальсификации доказательств без рассмотрения (Постановление АС Московского округа от 15.08.2016 по делу № А40-68558/15). Однако суд может отклонить заявление, если в нем не будет обоснования, почему заявитель считает доказательство поддельным (ч. 1 ст. 159 и ст. 161 АПК РФ, Постановление АС Северо-Западного округа от 17.10.2016 по делу № А56-12918/2014, Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.07.2015 по делу № А19-9085/2014). В качестве обоснования можно указать, например, на противоречивые данные в копиях одного и того же документа, представленных заявителем и его оппонентами, приложить образцы почерка, представить свое экспертное заключение.

Обратите внимание: заявление о фальсификации может существенно затянуть процесс рассмотрения спора. Суд отложит судебное разбирательство для проверки его обоснованности (ч. 5 ст. 158 АПК РФ).

Порядок действий суда

Получив заявление о фальсификации доказательств, суд:

  • разъясняет уголовно-правовые последствия – ст. 303 УК РФ (ответственность за фальсификацию доказательств) и ст. 306 УК РФ (ответственность за заведомо ложный донос),
  • исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу, если представившее его лицо с этим согласно, или
  • проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, возражает против его исключения из числа доказательств по делу (ст. 161 АПК РФ).
ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

В деле о банкротстве гражданина компания, в которой этот гражданин был генеральным директором и единственным участником, попыталась включиться в реестр со своими требованиями к гражданину. Другой кредитор пытался этому противостоять, считая, что соглашение между должником и его компанией сфальсифицировано и направлено исключительно на создание искусственной задолженности.

Этот кредитор изложил свои доводы о фальсификации соглашения в отзыве на заявление компании о включении в реестр. Более того, согласно аудиопротоколу судебного заседания после перерыва представитель кредитора на вопрос суда первой инстанции о наличии у участвующих в обособленном споре лиц каких-либо ходатайств пояснил, что у него имеется ходатайство о фальсификации соглашения. Однако суд не рассмотрел это ходатайство, мотивировав свое решение тем, что перерыв в судебном заседании был объявлен для вынесения судебного акта по существу спора. При этом до перерыва суд первой инстанции не объявил о завершении стадии исследования доказательств.

Суды трех инстанций отклонили доводы кредитора, посчитав, что он:

  • не подал заявление о фальсификации соглашения в порядке ст. 161 АПК РФ,
  • не ходатайствовал о назначении экспертизы давности изготовления документов.

ВС РФ не согласился с таким решением и отметил, что:

  • суд нарушил требования АПК РФ, не приняв к рассмотрению ходатайство кредитора о фальсификации соглашения,
  • суд не мог оставить без рассмотрения заявление о фальсификации соглашения из-за того, что кредитор не ходатайствовал о проведении судебной экспертизы.

Спор вернули на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Чтобы проверить обоснованность заявления о фальсификации доказательства, суд может:

  • назначить экспертизу.

Заявитель может ходатайствовать о проведении экспертизы вместе с заявлением о фальсификации. Однако суд не обязан удовлетворять это ходатайство – это его право, а не обязанность. Он может ограничиться анализом других доводов и доказательств (п. 36 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82, Постановление АС Московского округа от 24.01.2020 по делу № А40-219648/2018);

  • истребовать другие доказательства.

Назначение экспертизы является не единственным способом, позволяющим суду проверить обоснованность заявления о фальсификации доказательств. Суд может оценить оспариваемые доказательства в совокупности с иными доказательствами по делу путем их сопоставления и выявления логических взаимосвязей: первичные документы, показания свидетелей, переписку сторон, проекты документов и др. (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 10.03.2020 по делу № А45-28521/2018, Решение АС Иркутской области от 09.12.2019 по делу № А19-4859/2019);

  • принять иные меры.

Например, в одном деле суды пришли к выводу об отсутствии фактов, подтверждающих фальсификацию акта налоговой проверки, опросив начальника налоговой инспекции и инспектора (Определение ВС РФ от 28.05.2018 № 302-КГ18-5558 по делу № А19-17107/2016).

Обращение в правоохранительные органы

Если вы уверены, что доказательство сфальсифицировано, но убедить в этом суд, рассматривающий дело, не получилось, можно пойти другим путем — обратиться в Следственный комитет с заявлением о признаках преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, по факту фальсификации доказательств.

В этом случае рассмотрение гражданского дела приостанавливается до рассмотрения уголовного дела по факту фальсификации (п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК РФ, Постановление АС Центрального округа от 23.07.2015 по делу № А64-2955/13).

Если суд в рамках уголовного дела подтвердит, что доказательство сфальсифицировано, это будет иметь преюдициальное значение для гражданского дела, в материалах которого имеется спорное доказательство. Приговор по уголовному делу о фальсификации доказательств является основанием для пересмотра судебных актов по соответствующему гражданскому делу по вновь открывшимся обстоятельствам (п. 4.1 Постановления КС РФ от 21.12.2011 № 30-П).

На заметку

За фальсификацию доказательств, подтвержденную приговором суда, осужденному грозит штраф от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере зарплаты или иного дохода за период от 1 года до 2 лет, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок до 4 месяцев (ч. 1 ст. 303 УК РФ, Апелляционное постановление Мосгорсуда от 09.07.2020 по делу № 10-10962/2020).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: