Закон фундаментального дуализма

ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ГЕОПОЛИТИКИ

Геополитика, как и другие науки об обществе и природе, изучает законы становления, функционирования и развития социальных, экономических, географических, политических, военных и других систем. Главным законом, который больше всего привлекает внимание исследователей этой науки, является закон фундаментального дуализма, проявляющийся в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Как будет нами показано ниже, и западные, и российские геополитики едины в том, что этот дуализм выражается в противопоставлении сухопутного (теллурократии) и морского (талассократии) могущества. Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например Древняя Спарта, Древний Рим), второе — в виде торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

Как полагали родоначальники геополитики, особенно А. Мэхэн и X. Маккиндер, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, попадая на соответствующую политическую и военную почву, приносят плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии).

Сухопутное могущество, или теллурократия, характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, видами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественной ориентации: оседлостью, ограниченностью в выборе приложения труда, консерватизмом, строгими нравственными или юридическими нормами и законами, которым подчиняются все индивиды, группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша как понятие геополитики означает все то, что является прочным, устойчивым, твердым. Эта твердость формирует твердость морали и закона, твердость традиции. При этом так называемым сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении на этой части планеты, как правило, господствует принцип иерархичности.

Морское могущество, или талассократия, по мнению автора этой концепции Альфреда Мэхэна, — совершенно противоположный тип цивилизации. Талассократия, или торговая цивилизация, более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. В такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы, законы становятся во многом относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе.

Столетиями континентальные цивилизации (суша) — Спарта, Афины, Рим — довлели над морскими, но затем с развитием техники, разделением общественного труда, ростом товарообмена и торговли объективно усиливались позиции моря, морских цивилизаций. Отсюда вытекает второй закон геополитики — закон усиления фактора пространства в человеческой истории. Так, английская нация обязана своим величием морю больше, чем всякая другая нация или страна.

Рост влияния талассократии начинается вместе с эпохой Великих географических открытий, а достигает вершины в конце XX в., когда англосаксонский капитализм и индустриализм сформировались как единый комплекс. Главным оплотом талассократии с середины XX в. стали США. При этом именно к середине XX в. геополитический дуализм достиг своего апогея, когда теллу- рократия отождествлялась с СССР, а талассократия — с США и подконтрольными им сферами влияния.

В качестве производного основного закона геополитики, т. е. дуализма талассократии и теллурократии, иногда называют закон синтеза суши и моря, в результате чего появляется «береговая зона», или Rimland, — слияние фрагментов талассократии и теллурократии. Это довольно сложное образование, наделенное своей собственной логикой развития, хотя и реализуемое в рамках геополитического дуализма [1] .

Таким образом, Rimland выступает поясом, пограничной зоной или границей. Этот термин в геополитике несет в собе иную смысловую нагрузку, чем понятие границы между государствами. Морские пришельцы видят берег не как линию для самого материка, а как территорию, которую можно оторвать от континентальной массы, превратить в базу, торговый, военный анклав для дальнейшего наступления на сушу [2] .

Закон фундаментального дуализма

Добавить новость в:

Все знания начинаются с ощущений.

Леонардо да Винчи

  1. Закон фундаментального дуализма

Теоретическую основу этого закона сформулировал англичанин Х. Д. Маккиндер (1861-1947): «Мировая исто­рия есть непрерывная борьба двух начал, двух цивилиза­ций — океанской и континентальной» [1] .

Американский адмирал А. Мэхэн (1840-1914) заложил теоретические основы талассократии (морской цивилиза­ции) и стратегию борьбы с континентами: «Морская мощь в значительной мере определяет исторические судьбы стран и народов» [2] . Для борьбы и достижения победы над конти­нентами он предложил «стратегию анаконды» — блокады и сжатия континентальных стран с моря.

Немецкий геополитик генерал К. Хаусхоффер (1869­1946) разработал теорию континентального блока по оси Германия — Россия — Япония, выдвинул идею Евразии как жизненного пространства народов: «.Только прочная связь государств оси Германия — Россия — Япония позволит нам всем подняться и стать неуязвимыми перед методами ана­конды англо-саксонского мира» [3] .

Закон фундаментального дуализма гласит, что челове­чество разделено на две суперцивилизации — континенталь­ную и морскую, находящихся в вечном противостоянии друг другу. Западные геополитики выстраивают сущность этого закона на ограниченном понятийном аппарате: про­странство (география), государство, сила.

Русская школа геополитики, не отвергая деление че­ловечества на два начала, придает этому делению и про­тивоборству иной смысл, уходя от географического детер — минизма к идейно-духовным основаниям, к философии смысла жизни человечества. При этом, признавая наличие двух геополитических сущностей — континентальную и морскую, — русская геополитика не считает конфронтацию между ними неизбежной и необходимой. Русской школе свойственен мессианский цивилизационный подход. За­падной — конфронтационный.

Отношение русской геополитической школы к этому закону определенно отличное. Если западные классики от геополитики во главу угла ставят географическое про­странство — территорию, то русские приоритет отдают культурно-цивилизационному и духовному пространству. Что мы и увидим в следующих главах.

  1. Закон цивилизационной предрасположенности и несовместимости

Истоки — Н. Я. Данилевский, Л. Н. Гумилев, Ф. М. До­стоевский, Ф. И. Тютчев, славянофилы, евразийцы.

Суть его в том, что этносы и цивилизации, чьи куль- турно-цивилизационные коды, духовно-ценностные ма­трицы, смысл жизни и целеполагание идентичны, близки или сходны в основных параметрах, легко уживаются друг с другом и могут образовывать долгосрочные союзы, про­живать совместно в рамках единых пространств, совместно выстраивать государства и цивилизационные объединения. Если же таковые диаметрально противоположны — между этносами и цивилизациями всегда присутствуют соперниче­ство, противостояние и вражда. Если же цивилизации или этносу одного типа навязывается код и ценностная система общества совершенно другого типа, то первое вырождается, превращаясь, как правило, в лимитроф без четкой нацио­нальной идентификации (что наблюдаем сейчас в России, на Украине, в Польше, странах Балтии и т. д.).

  1. Закон фундаментального дуализма: Морская цивилизация Континентальная цивилизация
  1. Закон контроля пространства:

нет контролируемых пространств, идет постоянная борьба за контроль над пространством (Ф. Ратцель, Р. Челлен, Х. Д. Маккиндер, Х. Хаусхоффер).

  1. Закон цивилизационной предрасположенности и несовместимости цивилизаций:

цивилизации со сходными геополитическими кодами легко уживаются, но та цивилизация, которой навязы­вают чужую систему ценностей, вырождается.

Геополитика как научное направление в системе зна­ний возникла в конце Х1Х столетия, окончательно сфор­мировалась и была признана в научной среде в первой половине ХХ в. как самостоятельная система научных исследований. Процесс возникновения предпосылок гео­политики кроется в наблюдениях первых путешествен­ников, географов-исследователей, пиратов, колонистов, которые, перемещаясь в географическом пространстве, обращали внимание на характер, поведение, склонности людей различных стран и континентов. И обнаруживали и накапливали знания о том, что эти свойства человека увязываются с характером (географией) местности его проживания и деятельности и климатическими условиями (геофизикой). То есть с древних времен выделялись типы людей в зависимости от природных условий. С другой стороны, наблюдались склонности к тому или иному виду деятельности определенных типов людей, но опять же этот типаж напрямую зависел от места пребывания и климата. И, хотя этот процесс познания зависимости типа человека и характера его деятельности от окружающей природной среды носил несистемный характер, он подвел исследова­телей к необходимости выявления закономерностей в си­стеме отношений «человек — природа». Однако у классиче­ской геополитики есть своя предыстория — она базируется на длительной политико-культурной традиции, берущей свое начало в античности, но отчетливо проявившейся в век Просвещения. Именно тогда француз Шарль Мон­тескье, а несколько раньше русский историк и философ В. Н. Татищев обозначили зависимость образа правления государства от его пространственных характеристик. Воз­никла новая связка в системе накопленных знаний: госу­дарство — общество — география.

Например, выяснилось, что еще с античных времен в политике государств стали проявляться следующие за­кономерности:

Леонид Ивашов

[1] Дергачев В. А. Геополитика. Русская геополитическая энциклопедия. 2010-2014 // http://www.dergachev.ru/Russian-encyclopaedia/21/08.html

[2] Мэхэн А. Т. Влияние морской силы на историю, 1660-1783. М.- Л., 1941. С. 21

[3] Хаусхофер К. Континентальный блок: Берлин-Москва-Токио // Основы геополитического будущего России. М., 1999. С. 825-835.

Основные категории и законы геополитики

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 25 Января 2012 в 20:47, контрольная работа

Описание

Закон фундаментального дуализма – главный закон, который более всего привлекает внимание исследователей этой науки, по мнению видных специалистов, проявляется в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций
Закон усиления фактора пространства гласит, что безопасность государства зависит не только от его военной силы, технологического развития и экономической базы, но, прежде всего, от величины и географического месторасположения его земель и территорий

Содержание

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………..…….3
1. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ГЕОПОЛИТИКИ…………………………………4
1.1 Закон фундаментального дуализма…………………………………….….4
1.2 Закон усиления фактора пространства………………………………….…7
1.3 Закон синтеза суши и моря…………………………………………………8
2 . ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ СОВРЕМЕННОЙ ГЕОПОЛИТИКИ…….11
2.1 Категория интереса………………………………………………. ………11
2.2 Категория мощь и могущество государства……………………. ………13
2.3 Категория экспансии………………………………………………………14
2.4 Многополярность, как новая геополитическая модель мира……………17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………. ……19
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………….……20

Работа состоит из 1 файл

основные категории и законы геополитики.doc

1. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ГЕОПОЛИТИКИ…………………………………4

1.1 Закон фундаментального дуализма…………………………………….….4

1.2 Закон усиления фактора пространства………………………………….…7

1.3 Закон синтеза суши и моря…………………………………………………8

2 . ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ СОВРЕМЕННОЙ ГЕОПОЛИТИКИ…….11

2.2 Категория мощь и могущество государства……………………. ………13

2.4 Многополярность, как новая геополитическая модель мира……………17

В реферате рассмотрены основные категории и основные законы геополитики.

Основными законами геополитики являются:

Закон фундаментального дуализма – главный закон, который более всего привлекает внимание исследователей этой науки, по мнению видных специалистов, проявляется в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций

Закон усиления фактора пространства гласит, что безопасность государства зависит не только от его военной силы, технологического развития и экономической базы, но, прежде всего, от величины и географического месторасположения его земель и территорий

Закон синтеза суши и моря — фрагмент талассократии или теллурократии, выступает как территория, которую можно оторвать от континентальной массы и превратить в базу, торговый или военный анклав для наступления на сушу

Законы геополитики чрезвычайно удобны для анализа политической истории, истории дипломатии и стратегического планирования. Эта наука имеет множество пересечений с социологией, политологией, этнологией, военной стратегией, дипломатией, историей религий и т.д. Косвенно, но подчас очень наглядно, связана она и с экономикой, вплоть до того, что некоторые геополитики предлагали основать новую науку – геоэкономику. Во всяком случае, в некоторых аспектах геополитического метода обращение к экономическим реальностям необходимо.

Геополитика – бесценное подспорье в вопросах образования. Ее структура такова, что именно она могла бы стать осевой дисциплиной на новом этапе развития школы.

1. ОCНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ГЕОПОЛИТИКИ

1.1 Закон фундаментального дуализма

Главным законом, который более всего привлекает внимание исследователей этой науки, по мнению видных специалистов, является закон фундаментального дуализма, проявляющийся в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Например, западные ученые Р. Челлен и А. Мэхен, X. Макиндер (1861 — 1947) и К. Хаусхофер (1869—1946), русские исследователи этой проблемы Н.Я. Данилевский и В.П. Семенов-Тян-Шанский (1870—1942), П.Н. Савицкий и Л.Н. Гумилев считали, что этот дуализм выражается в противопоставлении сухопутного могущества («теллурократии») и морского могущества («талассократии»). Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например, Древняя Спарта, Древний Рим), второе — торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

По мысли родоначальников геополитики, особенно А. Мэхена и X. Макиндера, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и военную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии). Сухопутное могущество, или теллурократия, характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентации: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, консерватизм, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды и группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша — это всегда прочно, устойчиво, твердо. Эта твердость формирует твердость морали и закона, твердость традиции. Нравы закрепляются в общественном сознании, передаются по наследству, формируется кодекс этических норм, принципов. Это проявляется, в частности, и в том, что сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении большими и малыми группами главным принципом является иерархичность. [2., с. 26]

Морское могущество, или талассократия, по мнению автора этой концепции А. Мэхена, — совершенно противоположный тип цивилизации. Талассократия, или торговая цивилизация, более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприимчивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность. Следовательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе. [2., 27]

Геополитическая теория Мэхэна основана на положении о том, что исторические судьбы стран и народов в значительной мере определяет морская мощь, а вся мировая история есть процесс противостояния и борьбы морских и континентальных держав. [3, с. 147]

Главные условия, влияющие на морскую силу наций, могут быть подведены под следующие рубрики:

1. Географическое положение;

2. Физическое строение (conformation), включая сюда естественную производительность и климат;

3. Размеры территории;

4. Численность народонаселения;

5. Характер народа;

6. Характер правительства, включая национальные учреждения. [4, с. 177]

По Мэхэну, главным геополитическим фактором силы в международной политике является использование морей и контроль над ними. [3, с. 148]

В определенный момент (античный мир) складывается довольно устойчивая картина, отраженная в «карте Макиндера». Зона теллурократии устойчиво отождествляется с внутриконтинентальными просторами Северо-Восточной Евразии (в общих чертах совпадающими с территориями царской России или СССР). Талассократия все яснее обозначается как береговые зоны евразийского материка, Средиземноморский ареал, Атлантический океан и моря, омывающие Евразию с Юга и Запада.

Так карта мира обретает геополитическую специфику:

1) Внутриконтинентальные пространства становятся « неподвижной платформой», heartland («землей сердцевины»), «географической осью истории», которая устойчиво сохраняет теллурократическую цивилизационную специфику.

2) «Внутренний или континентальный полумесяц» , «береговая зона», rimland представляют собой пространство интенсивного культурного развития. Здесь очевидны черты «талассократии». Хотя они уравновешиваются многими «теллурократическими» тенденциями.

3) «Внешний или островной полумесяц» представляет собой «неизведанные земли», с которыми возможны только морские коммуникации. Впервые он дает о себе знать в Карфагене и торговой финикийской цивилизации, воздействовав шей на «внутренний полумесяц» Европы извне.

Геополитическое видение истории представляет собой модель развития планетарного дуализма до максимальных пропорций. Суша и Море распространяют свое изначальное противостояние на весь мир. Человеческая история есть не что иное, как выражение этой борьбы и путь к ее абсолютизации.

Таково самое общее выражение главного закона геополитики – закона дуализма стихий (Суша против Моря). [6]

1.2 Закон усиления фактора пространства

Политическая история народов земли демонстрирует постепенный рост политических форм, становящихся все более масштабными. Так возникают государства и империи. Этот процесс на геополитическом уровне означает усиление фактора пространства в человеческой истории. Характер крупных политических образований – государств и империй – выражает дуальность стихий более впечатляюще, выходя на уровень все более и более универсальных цивилизационных типов. [7]

Согласно этому закону, безопасность государства зависит не только от его военной силы, технологического развития и экономической базы, но, прежде всего, от величины и географического месторасположения его земель и территорий. Без территориальной самодостаточности невозможно решить проблему суверенитета. Эта закономерность отчетливо проявляется по мере развития техники и науки.

Совершенствование уровня кораблестроения и вооружений объективно усилили позиции морских цивилизаций. Начиная с эпохи великих географических открытий (развитие торговли и товарообмена) эта цивилизация наращивает свое преимущество. В этой закономерности никто не сомневался, когда происходило противостояние двух сверхдержав во второй половине XX века. Рано или поздно даже «неприсоединившиеся» страны были вынуждены делать свой выбор в пользу одного из центров мировой политики.

В конце XX века создается единый англосаксонский комплекс, который закрепляет свое господство над подконтрольными им сферами влияния. Однако это отнюдь не означает, что принцип Больших Пространств теряет свое значение. Напротив, все очевиднее становится, что проект США заключается в превращение всей поверхности земли в Единое Большое Пространство, управляемое из американского центра. Поэтому перед каждым государством и народом стоит альтернатива – либо интеграция в единое Большое Пространство под руководством атлантистов, либо организация нового Большого Пространства, способного противостоять последней сверхдержаве.

1.3 Закон синтеза суши и моря

В качестве производного основного закона геополитики — дуализма талассократии и теллурократии можно с определенной долей условности назвать закон синтеза суши и моря — «береговая зона». Это тоже ключевое понятие в геополитике. «Береговая зона», или Rimland — фрагмент талассократии или теллурократии. Влияние моря и предопределяет в «береговой зоне» более активное развитие, чем на суше, поэтому она — более сложное и культурное образование. Rimland напоминает одновременно, как считает А. Дугин, «остров и корабль», а с другой стороны — «Империю и Дом». По его мнению, Rimland — «сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая и на талассократию, и на теллурократию. Береговая зона выступает как субъект истории со своей волей и судьбой, но реализуются они в рамках геополитического дуализма. [2., с. 27]

Береговая зона выступает как территория, которую можно оторвать от континентальной массы и превратить в базу, торговый или военный анклав для наступления на сушу. С другой стороны, она используется для ограничения влияния моря.

Rimland представляет собой составное пространство, которое потенциально несет в себе возможность быть фрагментом либо талассократии, либо теллурократии. Это наиболее сложный и насыщенный культурой регион. Влияние морской стихии, воды, провоцирует в «береговой зоне» активное и динамическое развитие. Континентальная масса давит, заставляя структурализировать энергию. С одной стороны, rimland переходит в Остров и Корабль. С другой стороны – в Империю и Дом. Rimland не сводится, однако, лишь к промежуточной и переходной среде, в которой протекает противодействие двух импульсов.

Rimland является пограничной зоной, поясом, полосой. Вместе с тем – это граница. Такое сочетание подводит к геополитическому определению границы.

Основные законы геополитики

К классическим законов геополитики относятся: 1) закон фундаментального дуализма; 2) закон усиления фактора пространства в человеческой истории; 3) закон синтеза суши и моря.

Закон фундаментального дуализма. Он проявляется в географической строении планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм заключается в противоборстве теллурократии («сухопутной мощи») и талассократии («морской мощи»). Государства теллурократии в древности древние Спарта и Рим, которые были представителями военно-авторитарной цивилизации. Известные центры торговой цивилизации — древние Афины и Карфаген — типичные образцы талассократии.

Для теллурократии характерны четко определенные границы, фиксированный пространство, способы жизнедеятельности населения, стабильность, что проявляется в оседлости, консерватизме, устойчивых моральных нормах и юридических законах, которым подчиняется все население. Для жителей теллурократической государства присуще чувство коллективизма в противовес индивидуализму, обогащению, духа предприимчивости. Талассократия, наоборот, более динамичной и благосклонна к техническому прогрессу. Индивидуум, который находится среди водной стихии, может выжить только в экстремальных условиях. Довольно часто ему приходится рисковать жизнью, принимать нестандартные решения. Такой тип людей достаточно свободно относится к установленных юридических норм, кроме их за обязательные, ведь большую часть своей жизни он находится в море, где действуют законы морской стихии. Жители моря, в отличие от обитателей суши, развиваются активнее, легко принимают и отказываются от определенных нравственных и культурных ценностей, всегда стремятся идти вперед, не останавливаясь перед трудностями на своем пути.

Итак, согласно этому закону геополитики, на протяжении всей истории человечества противостоят между собой континенте море, континентальная и морская потуги. Это приводит к тому, что две стихии — земля и вода символизируют два способа бытия людей, формируют у них два типичные виды поведения. Анализируя схему X. Макиндера, Р. Арон вполне справедливо заметил: «С изучения прошлого Макиндер выделил две идеи, которые до сих пор представляются значимыми в контексте XX века. Первая, более очевидна, но, видимо, менее известна, заключается в том, что в битве против морской мощи или потуги континентальной неумолимый закон количества играет одинаковую роль. Морская государство не выживет, несмотря на высокое качество своего флота и своих моряков, если она окажется лицом к лицу с противником, обладать гораздо большими материальными и человеческими ресурсами. Вторым уроком, еще более очевидным является то, что морскую державу можно победить только с моря, но и с суши. Когда континентальная держава завладеет всеми сухопутными базами, места для морской державы больше не останется. Море превращается в море закрыто, подчинено земной империи, которая больше не нуждается во флоте . Британская империя может быть разрушена, приходит к выводу Макиндер, или в том случае, когда какая-то континентальное государство накопит ресурсы, значительно преобладать британские, или если сеть британских баз, построенных на островках или на полуостровах вокруг Евразийского материка, будет разрушена или оккупирована ударами, нанесенными с суши «. Бесспорно, прав Р. Арон, подытоживая: «Сегодня, когда наземная мобильность достигла огромного прогресса, центральная земля имеет все возможности завладеть ресурсами, материальными и человеческими, необходимыми для покорения всего мира».

Закон усиления фактора пространства в человеческой истории. К моменту конечной победы США в холодной войне геополитический дуализм развивался в ранее заданном направлении — талассократия и теллурократия вели жестокую борьбу за пространство, усиливаясь в экономическом и военно-политическом плане. Эта борьба продолжалась с переменным успехом как талассократии, так и теллурократии. Начиная с эпохи великих географических открытий росло влияние талассократии. Альфред Тайер Мехев считал, что на морскую силу наций влияли такие факторы, как географическое положение, физическая построение, включая сюда естественную производительность и климат, размеры территории, численность народонаселения, характер народа и правительства. Доказательством преимущества талассократии было создание больших колониальных империй, прежде английского. По мнению А. Мэхэна, причина этому «лежит главным образом в двух чертах национального характера. Во-первых, английский колонист непринужденно и охотно поселяется на новом месте . во-вторых, он сразу и инстинктивно начинает заботиться развитием ресурсов своей новой страны в самом широком смысле «. Б середине XX в. главным центром талассократии стали США, ателурократию отождествляли с Советским Союзом. Между двумя супердержавами шла жестокая борьба в различных сферах, прежде всего в вооружении и космосе. Достаточно вспомнить «звездные войны», чтобы увидеть, к которым масштабов дошло это противостояние. С распадом СССР и мировой системы социализма двухполюсный мир прекратил существование, приведя к гегемонии США. По поводу этого П. Кальвокоресси выразил интересные соображения: «С одной стороны, окончание холодной войны означало победу капитализма над коммунизмом и оставило капитализм без соперника. Но, с другой — капитализм торжествовал, будучи не совсем здоровым, а роль Соединенных Штатов в мировой капиталистической системе с середины 70-х годов становилась все более неопределенной . Хотя, по мнению общественности, капитализм победил коммунизм под руководством Америки, Соединенные Штаты, очевидно, находились в опасном положении неопределенности относительно правления современной капиталистической системы — как своей собственной, так и международной » .

Под влиянием этого события американский ученый Фрэнсис Фукуяма опубликовал в 1989 г., нашумевшую статью «Конец истории?», В которой предсказывал торжество демократии, отсутствие силовых методов разрешения споров в мире, а также вооруженных конфликтов. Однако возникновение конфликтных зон в бывшей невинной Европе, множество локальных войн в различных регионах, усиление международного терроризма доказывало, что до полного спокойствия еще слишком далеко-Реакция на эти события нашла свое отражение в статье, а потом книге американского исследователя Самуэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций» , в которой автор занял позицию, совершенно противоположную той, которой придерживался Фукуяма. Итак, для каждой геополитической эпохи были характерны свои доминирующие формы геололитичного противоборства. Примерно до середины XX в. основной формой решения государствами своих геополитических задач служило использование военной силы для достижения территориальной экспансии и установления режима прямого (непосредственного) контроль за участками территории. В дальнейшем с ростом промышленных и информационных технологий, появлением оружия массового уничтожения, глобализацией экономических отношений произошли дифференциация геололитичного противоборства, выделение в его системе новых форм, изменение доминирующего элемента. Ведущие государства все реже обращаются к традиционным формам контроля над пространством, и, как следствие, прямая военная агрессия с целью захвата и удержания территорий перестает считаться эффективным средством геополитической экспансии.

Теоретические проблемы современного геололитичного противоборства тщательно проанализировал современный российский ученый Леонид Ивашов. Оно является разнообразным по своим формам: цивилизаций ным, формационным (социально-экономическим), информационным, военно-стратегическим (геостратегическим). Формационное противоборство представляет собой борьбу между геополитическими субъектами за достижения более значительных социально-экономических показателей, установление режима международного сотрудничества на основе собственных моделей политического и экономического развития. Цивилизационное противоборство охватывает сферу борьбы между геополитическими субъектами за реализацию национальных ценностей и духовных потребностей суперэтнических сообществ с учетом культурно-исторических и национально-религиозных традиций. Военно-стратегический компонент глобального геополя итичного противоборства имеет прямое отношение к сфере столкновения интересов двух или более геополитических субъектов в процессе реализации их намерений защитить собственный суверенитет или достичь политических целей с использованием военной силы. Информационное противоборство является совокупностью отношений информационной защиты и соперничества различных геополитических субъектов. Несмотря на то, что в современных условиях, в начале XXI в., Система международных отношений претерпевает значительные изменения, независимые государства остаются фундаментальными элементами международной системы, и каждая из них пытается защищать свою независимость, обеспечивать национальную безопасность.

Анализируя действие закона усиление фактора пространства в современных условиях, российский политолога. Дугин предлагает четыре варианта дальнейшего развития: 1) победа талассократии вполне отменяет цивилизацию теллурократии; 2) победа талассократии завершает цикл противостояния двух цивилизаций, но не распространяет свою модель на весь мир; 3) поражение теллурократии — явление временное, потому что Евразия еще вернется к своей континентальной миссии, но в новой форме; 4) победа теллурократии, которая переносит свою модель на всю планету (например приводятся идеи «мировой революции» и «планетарное господство Третьего рейха»).

Закон синтеза суши и моря — третий классический закон геополитики. Речь идет об одном из ключевых понятий геополитики — «береговую зону», или «Rimland» — фрагмент талассократии или теллурократии. Хотя «береговая зона» упоминалась многими учеными, однако данное понятие в научный оборот впервые ввел американский ученый Николас Спайкмен (1893-1943). По его мнению, именно «Rimland», а не «Heartland», как утверждал X. Макин-дер, представляет собой ключ к мировому господству. От него поступают импульсы к пространству, который именуют «Heartland», означает «тот, кто доминирует ним, то доминирует над Евразией, держит судьбы мира в своих руках». А. Дугин называет «Rimland» «ключевой категорией», «островом и кораблем», «пограничной зоной» и другие. Более развил идею «береговой зоны» геополитик Владимир Дергачев, предложив концепцию рубежной коммуникации. Речь идет о более широкое понятие контактной зоны в системе «Море — Коустленд (» Rimland ») — Континент (» Heartland «)». Через эту «береговую зону», якаьповьязуе между со- ‘боя море и сушу, происходили не только вторжения завойовни- и ков с моря, но и разнообразные контакты — геополитические, гео-экономические, геоэкологические, социокультурные и др. В. Дергачев вводит понятие МОРЕМАР — береговую зону морей и океанов — го- • ловной геополитический плацдарм. По мере углубления международного разделения труда, тенденциями глобализации и регионализма «береговая зона» становится «зоной жизненных интересов» отдельных государств. Наряду с МОРЕМАРом В. Дергачев говорит о ЕВРАМАР — важный «двигатель» духовного прогресса человечества, который, по его мнению, может стать барьером против «морской стихии» открытого общества и, вестершзации. Понятно, что под «открытым обществом» и «все-тернизациею» В. Дергачев подразумевает США, которые постоянно вмешиваются во внутренние дела независимых государств.

Законы геополитики.

1.закон фундаментального дуализма, проявляющийся как в географическом устройстве планеты, так и в исторической типологии цивилизаций. Это членение планетарного пространства на две части, находящиеся в объективном противостоянии и противоборстве друг с другом. По мысли родоначальников геополитики, этот дуализм изначально несет в себе непримиримую вражду двух типов культурно-исторических цивилизаций – демократии и идеократии. Сухопутное могущество (теллурократия), характеризующееся четко обозначенными границами и фиксированным пространством, противостоит морскому могуществу (талассократии), характеризующейся динамичностью, восприимчивостью к техническому прогрессу и духом предприимчивости.

2.усиление фактора пространства в человеческой истории. Контроль над пространством дает контроль над ресурсами планеты, которые являются конечными и ограниченными в своем использовании человечеством.

Категории геополитики:

1.контроль над пространством (геополитическое поле).

История геополитики.

Геополитическая мысль в собственном понимании данного явления начинается с работ немецкого географа Фридриха Ратцеля (1844-1904). «Политическая география», «Море как источник могущества народов». Он создал пространственно-территориальный подход к объяснению смысла политических событий и международных отношений. Только значительное жизненно пространство может обеспечить доминирующие позиции в мире, что и должно преследовать государство.

Ученым, введшим понятие «геополитика», стал шведский географ Рудольф Челлен (1864-1922). По его мнению, сила государства – более важный фактор для поддержания его существования, чем закон.

В 20в. формируются национальные школы геополитики.

1.германская школа. Национализм и требование передела мира, для чего требовалось то или иное идеологическое обоснование. Теория «Срединной Европы» (Ф. Науманн). «Континентальный блок Берлин – Москва – Токио» (К. Хаусхофер). Претензия на лидерство на континенте в противостоянии с атлантическим пространством Англии и США.

2.англо-американская школа. Либеральная идеология в сочетании с сохранением и упрочением своего господства в мире. Маккиндер, Спайкмен. Талассократическая направленность – стремление доминировать в мире, опираясь на мощный военный и торговый флот. Глобальный подход; учет международной обстановки при решении региональных проблем.

3.русская школа. Панславизм как объединение славянского мира под эгидой России («Россия и Европа» Н. Я. Данилевского, 1871г.). Имперская направленность концептуальных построений (П. П. Семенов Тян-Шанский). После 1917г. – теория мировой пролетарской революции и образование мирового социалистического государства. Эмиграция – геополитика евразийцев – исключительность и уникальность России как по отношению к Европе, так и по отношению к Азии. Сплав этих воззрений характеризует русскую школу геополитики как Евразию – срединную империя между Европой и Азией (барьер и одновременно мост).

Наиболее авторитетным западным геополитиком сегодня является идеолог «нового мирового порядка», русофоб З. Бжезинский. В одной из своих последних работ – «Великая шахматная доска» (1998), он призывает разработать и применить долгосрочную стратегию США в Евразии. США должны управлять Евразией в соответствии со своими интересами, руководя при этом ключевыми политическими центрами для сохранения на длительное время ведущей роли в мире.

В наши дни существует две вариации западного подхода к геополитическим проблемам:

1.атлантизм. Это – западный сектор человеческой цивилизации, союз западных стран, где главенствует ориентирующаяся на рыночные ценности либерально-демократическая идеология. Западные ценности – это рынок, либерализм, демократия, индивидуализм, права человека. Восточные ценности – коллективизм, традиционализм, соборность, патернализм. Столкновение между ними неизбежно.

После крушения СССР выразителем видоизмененной атлантической концепции – «неоатлантизм», стал С. Хантингтон, написавший работу «Столкновение цивилизаций». Новые условия для противостояния между Западом и Востоком создаст противостояние не военно-политических идеологических блоков, как в период «холодной войны», а противостояние цивилизаций. Запад не должен допустить слияния всех незападных цивилизаций в единый антизападный союз. Наиболее вероятные противники, после поражения евразийского советского блока – Китай и исламский мир.

2.мондиализм. Это – идеология, предполагающая слияние всех государств и народов в единое планетарное образование с установлением Мирового правительства, уничтожением расовых, религиозных, национальных и культурных границ. Абсолютное большинство государств мира ныне управляются 2 глобальными центрами, формирующими планетарную политику 21в. и контролирующими более 90% международного богатства. Это – Бельдербергский клуб (Гаага), в котором состоят ведущие бывшие западные политики. И – Трехсторонняя комиссия, образованная в 1973г. по решению клана Рокфеллеров (исполнительный директор – Бжезинский), выступающая как основной центр мировых исследований и анализа, а также контролирующая выборы президентов и премьеров ведущих стран мира. Эта работа опирается на идеи конвергенции, теория которой была создана П. А. Сорокиным.

Новая версия мондиализма – концепция Ф. Фукуямы в его работе «Конец истории». Запад волен настаивать на «правильности своих моральных, политических и экономических стандартов поведения в отношении окружающего мира», т.к. эта воля базируется на интеллектуальной традиции технотронной модернизации. Западная либеральная демократия есть окончательная форма человеческого правления. Незапад, неспособный внести вклад в мировое развитие, должен пассивно ожидать своего поглощения Западом.

Карло Санторо: цивилизационные катастрофы неизбежно ослабят как государства, так и международные структуры, и потому для управления планетой необходимо формировать мировое правительство, под эгидой которого будет создано планетарное государство.

Глобализация.

Современные международные отношения носят переходный характер, что связано с эволюцией индустриального мира в постиндустриальный, информационный. Переплетение и взаимодействие традиционных многовековых сил (военный фактор, национальные государства, баланс сил) с новыми тенденциями глобального масштаба (международные организации, система глобальной коммуникации Интернет, распространение массовой культуры) определяют новый облик международных отношений. Основные закономерности международных отношений в наши дни:

1. рост взаимозависимости современного мира, выражающийся в неоднозначных и противоречивых явлениях глобализации экономических и финансовых процессов и экологических угроз, в демократизации МО.

2. государства – уже не единственные участники (акторы) международных отношений, и политика в отношении новых акторов (ТНК, международные организации) не может строиться на традиционном понимании внешней политики.

3. международное право 20 – начала 21в. ставит своей целью формирование единого правового государства при сохранении независимости национальных государств. Становление нравственных универсалий и общих правовых норм не однозначный процесс, связанный с навязыванием Западным миром своей правовой системы в рамках всей планеты. Наднациональное право, как правило, имеет западное происхождение.

Понятие «глобализация»введено в научный оборот не­давно. Считается, что впервые оно было использовано в научной публикации в 1983г. Происхождение его связано с латинским тер­мином «глобус», что значит Земля, земной шар. В самом общем ви­де под глобализацией понимают многочисленные социальные про­цессы общепланетарного характера. В современной научной литературе понятие «глобализация» ис­пользуется в 2 основных значениях – как объективная тенден­ция современного мирового развития и как реальный многоплано­вый процесс.

Глобализация как объективная тенденция в развитии человече­ства представляет собой качественно новую стадию интернациона­лизацииобщественной жизни. Общим для обеих стадий является то, что интернационализация и глобализация как воплощение энер­гии социальности человеческого рода в пространстве планеты вы­ражаются в расширении и углублении социальных связей в мире и усилении взаимозависимости государств и народов. Базисным процессом формирования обще­планетарной системы стало развитие глобаль­ной экономики, что проявилось в принципиально новых контурах ее социальной организации. Основой глобальной экономики становятся новые транснацио­нальные компании.

Инструментами этого режима являются международные экономические сообщества – МВФ, Всемирный банк, ВТО, ЕС, НАФТА (Североамериканская зона свободной торговли) и др.

Глобальное измерение приобретают стремительно распространяющиеся ценности западно-европейской американизирован­ной культуры. Этот процесс часто обозначают метафорами «вестер­низация» или «макдональдизация». В наи­большей мере вестернизация проявляется в сферах потребления, досуга и развлечений, которые становятся почти не различающи­мися во всех обществах мира. Происходит глобализация политики, поскольку ее предметом являются такие транснациональные процессы, как международная безопасность, экономическое сотрудничество, защита окружающей среды, борьба с террором, наркобизнесом. Сегодня национальные государства все более теряют прежние прерогативы внутренней автономии по вопросам прав человека и национальных меньшинств.

Функции гарантов соблюдения принципов общечеловеческих норм берут на себя международные организации, причем все более обозначается тенденция своеобразного «перелива» властных международных полномочий в сторону реальных центров силы – НАТО и США.

Многополярность.

В условиях современного мира национальное государство является одним из главных источников разграничения, но положение его является двусмысленным. С одной стороны, государство есть основной агент, законно осуществляющий функционирование различных национальных и международных организаций посредством своего участия в необходимых соглашениях и договорах. С другой стороны, государство делегирует важные полномочия наднациональным органам, теряя элементы своего суверенитета в процессе подписания таких договоров. Также, понятие внутренней юрисдикции утеряло свое прежнее значение во взаимодействии суверенных государств.

Единственной сверхдержавой после крушения СССР остались США, пытающиеся удержать роль мирового лидера всеми средствами, утверждая тем самым монополярный мир – планету с единственным центром силы. Однако, на деле исчезновение биполярного мира привело к новой международной реальности – многополярного мира. Движение к многополярности – реальный и естественный процесс, отражающий волю сложившихся или перспективных центров силы. Однако, нет гарантий того, что соперничество между крупными державами – игроками на мировой геополитической арене, и объединениями государств, автоматически исчезнет после сформирования новой системы международных отношений.

Ныне на роль таких центров силы, помимо США, могут претендовать ЕС, Китай, Индия, арабский мир, возможно, Япония и Россия. Идею создания стратегического треугольника Россия — Индия — Китай первым из известных политических деятелей выдвинул ещё в 1998г. российский премьер-министр Е. М. Примаков.

России, которая не в состоянии в одиночку соперничать с Вашингтоном за мировое лидерство, выгодно пропагандировать идею многополярности в международных отношениях, которая требует сбалансированного подхода к различным блокам и странам, невзирая на их идеологическую расцветку. России следует ратовать за такую многополярную систему, которая будет создана совместными усилиями государств и которая исключит традиционное противоборство отдельных центров силы.

Дата добавления: 2015-11-18 ; просмотров: 732 ;

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: